Америка 1920. Сухой закон

Объявление

01.07.2017 - с двухмесячным нас днем рождения!
02.06.2017 - прими участие в конкурсе!
31.05.2017 - в поисках квестоплета и гейм-мастера!
25.05.2017 - важный опрос, не пропусти!
09.05.2017 - стартовал Квест №1. По всем вопросам и уточнениям обращаться в соответствующую тему или в ЛС к администрации.
01.05.2017 - "Америка 1920. Сухой закон" распахнула свои двери для желающих окунуться в одну из самых привлекательных эпох нашего времени. Успей занять все самые лакомые места и не забудь рассказать о нас друзьям! В игру требуются абсолютно ВСЕ. От обычных сторожей до детективов полиции, мафиози и мирных жителей. По всем вопросам обращаться в гостевую книгу. В скором времени будут написаны заявки на нужных персонажей. Но не стойте на пороге, проходите, регистрируйтесь и общайтесь! Может быть, нам удастся подобрать вам самую уникальную роль из всех! С уважением, администрация форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Нью-Йорк » Где-то на улице...


Где-то на улице...

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s5.uploads.ru/szTDk.jpg

Не будем распыляться по мелочам и дадим простор ногам и воображению, охватив сразу все большие, маленькие, сияющие огнями небоскрёбов и витрин и скромные спальные, шумные и... тоже шумные, но  совсем в другом, плане - стрит, роад, корнер, авеню и прочие, прочие, прочие, разбегающиеся по Большому Яблоку.

Для тех, кто хочет больше деталей

Чтобы не заблудиться во всём этом изобилии, возьмём на заметку несколько основных представлений о тех улицах, где предстоит жить, творить, бесчинствовать, а иногда и умирать десятками и сотням современников.
Манхэттен, самый маленький, но крайне важный район города. Даунтаун - южная его часть, сосредоточил в себе культурную и финансовую жизнь Нью-Йорка. Большинство знаменитых небоскрёбов обретается именно здесь, здесь находится Уолл-стрит, банки, офисы крупных компаний и он, дух Больших Денег. Центральный Манхэттен, он же Мидтаун, скорее напирает на культуру. Музей Метрополитан, Таймс-сквер, театральный квартал Бродвея, родина всемирно известных мюзиклов. Да - центр высокой кухни тоже находится здесь, лучшие рестораны, самые дорогие и известные ателье и магазины конкурируют за право быть лучшими именно на улицах Мидтауна. А если вы ищете проблем - что ж, тогда вам прямая дорога в Вашингтон Хайтс, прибежище бедноты и не сумевших выбиться в люди иммигрантов, район исторически неспокойный и не думающий успокаиваться с ходом истории.
Кстати,  если немного побыть проклятым расистом и взглянуть на через призму этническую, то можно заметить весьма чёткое пристрастие представителей тех или иных к определённым частям Манхэттена.
Так, в Даунтауне расположены Маленькая Италия и Чайнатаун, крупнейшие итальянская и китайская диаспоры города, на юге традиционно селятся индийцы и евреи, в Вашингтон Хайтс — афроамериканцы, тогда ещё тихие и почти бесправные, ещё даже не начавшие зреть в сторону бесчинств современного Гарлема. Афроганги в Ревущие  с лихвой замещали ирландцы, из которых, как ни парадоксально, одинаково качественно  выходила бандитствующая шпана мелкого и среднего калибров, и сотрудники полиции.

Когда речь заходит о Бруклине, то первым делом в голову приходит Брайтон-Бич и громада Бруклинского  моста. Кроме многочисленных испаноязычных иммигрантов,  Бруклин облюбовало и несколько крупных еврейских диаспор;  что любопытно, достаточно  многие больницы и госпитали боро в своё время  были открыты и поныне поддерживаются за счет еврейских благотворителей. Не стоит забывать и про Кони-Айленд, известнейший парк развлечений в мире, протянувшийся многими километрами пляжей по побережью. А в общем-то, Бруклин был и остается индустриальным центром города, здесь расположены многочисленные предприятия легкой промышленности и производства.

Если говорить о Бронксе, единственном боро города, расположенном на материковой части, то стоит упомянуть его знаменитые парки и зоопарк. А так же, что Бронкс никогда не был самым благополучным районом города. Особенно в портовых кварталах.

Квинс - ещё один район-гигант по сравнению с Манхэттеном. Огромный спальный район, практически не могущий похвастаться высотными зданиями,  густо заселённый ирландцами и выходцами из Италии. В период своей застройки был сознательно поделен на семь больших жилых зон («тауншип»), получивших прозвище «семь сестричек». Каждая из этих зон тщательно спланирована и обладает собственной парковой территорией.

Отредактировано Ronald Shade (2017-06-29 20:48:57)

0

2

Ресторан "Гарцующий Бобби". Южный Бронкс >>

- Стой! Стой, мать твою, всё, стой!
Рон не поверил своим ушам, но всё же чуть сбавил разбег - оглянуться на МакМаро, возможно, разглядеть признак безумного помутнения  в его глазах, хотелось надеяться, кратковременного, потому что МакМаро был хорошим напарником и просто хорошим парнем...
Воспользовавшись моментом, более тяжёлый МакМаро нагнал Шейда и ухватил его за воротник куртки, уперевшись ботинками в мостовую так, что Рона занесло и чуть не впечатало в грязную стену.
- Ты рехнулся? - выпалил Рональд  в лицо Джозефа. - Да они сейчас разбегутся как тараканы, до ближайшего участка...
- Не будет никакого участка.
На секунду Шейд потерял дар речи, во все глаза глядя на да, совершенно точно свихнувшегося напарника. Потом приоткрытые губы яростно выгнулись; Рональд рванулся, пытаясь высвободить ворот из крупной лапы Джозефа и взять прежний курс. Ярость, азарт охотничьего пса, нашедшего таки барсуков в норе, стыд от того, что им пришлось бежать, как крысам от своры фокстерьеров, бурлили внутри и искали выхода, подпитывая прямую служебную обязанность острым привкусом личных счётов.
- Я сказал, стой!
Неожиданно тяжёлый удар впечатал Шейда в фонарный столб. Тупея от злости и непонимания, Рональд попытался вывернуться из рук озверевшего МакМаро, но тяжёлый удар поддых сбил натиск  как минимум наполовину, на некоторое время превратив Шейда в небезучастного, но инертного слушателя.
- Смотри сюда.
Перед яростно сжатыми губами МакМаро звякнула связка ключей. 
- Знаешь, что это?
Ещё раз резко клацнув друг о друга, ключи ушли в сторону, снова открыв пронзительно яркие глаза МакМаро.
- Если бы не Аркрайт, всё закончилось бы очень плохо, Шейд. Для всех.
Не хватало воздуха, не хватало сил сбросить взбесившуюся тяжесть, злости тоже не хватало, кругом был сплошной дефицит, но Рон не пожалел отвоёванного мизера кислорода, почти выплюнутого в лицо МакМаро.
- Так ты... Ты что... Гнилая сука
Остекленев лицом, МакМаро отвёл было корпус для удара, но выдохнул, ухмыльнулся, глядя в широкие зрачки, переполненные новой порцией ненависти. 
- Я бы вмазал сейчас тебе по мозгам  хорошенько, но ты молодой и глупый, Шейд. Не буду лишать тебя шанса поумнеть.
Остывал МакМаро неровно, как керосиновая лампа на ветру, но остывал, это было слышно по голосу, звзгляду. Тому, что он наконец обратил внимание на чумазых пацанов, с восторгом взирающих из подворотни на "пи*дящих друг друга копов".
- Да, у нас с Аркрайтом всё схвачено. И не криви рожу, нет, я не беру у него денег, ты, грёбаный  щенок! У нас  всё на другом уровне.
Отпустив Рональда, МакМаро поднялся на ноги, задумчиво отряхивая куртку.
- Те парни в "Бобби"? - Джозеф криво усмехнулся. -  Полные ублюдки. Но сейчас эти ублюдки получили новую кормушку, Рональд. Если раньше они шли и трясли деньги, грабили, вымогали, то сейчас они пасутся на пойле, пойле, которое ещё несколько месяцев назад свободно подавалось на каждом углу. Они нашли свою золотую жилу, Шейд. Обычные люди больше не лезут в этот бизнес. И знаешь. Пока они грызут и кусают друг друга, как  бешеные псы, меня это вполне устраивает, понял? Я даже помогу им в этом деле при удобном случае.
МакМарол вынул  ордер и помахал им перед лицом поднимающегося Шейда.
- Это из-за того сраного склада мы шастаем вторые сутки по почтенным заведениям с дурным запашком, который так хорошо чует наш шеф, да? Ты видел там среди жмуриков хоть одного порядочного гражданина, а, Рон?
- Парни, окружающие Аркрайта, полные уроды. Но сейчас у меня всё под контролем.  Я могу узнать, где могут пересечься неприятности, опасно для простых людей и таких как мы с тобой, и немножко развести их пути. И мне совсем  не нужно, чтобы они разбежались, после того как кто-то дюже умный и правильный  разворошит их гнездо, и начали снова резать в тёмных переулках. Пойми это, дур-рак!
МакМаро беззлобно сплюнул в сторону.
- Утрись. У нас ещё Розвелл 47 и Батчери  стрит. И хорошенько подумай башкой, Рональд. Надеюсь, Валентайн сумеет отмазаться и не гробанётся из-за этой двери. Мы ему очень должны за сегодня, старик.
Автоматически отряхнувшись от сырой слякоти и глядя в спину двинувшегося вперёд МакМаро, перебрав в голове целый рой возможностей, от защёлкивания наручников на запястьях полного неожиданностей напарника до банального избиения его до потери пульса, Рон так и не сумел выбрать ничего лучшего, как нехотя тронуться следом за Джозефом, постепенно нагоняя его и выравниваясь с ним. Пока что мозговой штурм, с таким глубоким, искренним убеждением предпринятый МакМаро, оставил в голове Шейда в основном хаос из неожиданных мыслей и сомнений, которые стоило осмыслить. В видении мира "по МакМаро" был какой-то порок, порча. Но продажной гнилью, стелющейся под кого-то из-за денег,  он не был никогда. В этом Рон всё ещё был уверен.

Отредактировано Ronald Shade (2017-07-14 23:25:46)

+2

3

Розвелл 47 и Батчери стрит не оправдали зловещих названий и на йоту. Вежливые постные лица, добропорядочные ледники, не хранящие ничего криминальнее ростбифов и сливок для коктейлей; даже пауки на полках, кажется,  выглядели чисто выбритыми и благожелательными. "Тоже свои" - мелькнуло в голове Шейда, теперь неотступно осматривавшего закрома вместе с местными ответственными лицами  и МакМаро. Но злость и ожидание реванша улетели вхолостую. Свою единственную барсучью нору они просрали полтора часа назад, оставив барсуков заметать следы и выгребать куриные перья.

- Ну что? - засунув руки в карманы,  Шейд зло и насмешливо скосил уголок рта к уху, глядя на деловито убирающего блокнот Джозефа. - В пенаты, писать рапорт. "Досмотр прошёл гладко, ничего противоречащего закону, правам и обязанностям   не обнаружено"!
МакМаро бросил на спокойный озабоченный взгляд, покачал головой.
- Нет. Потому что я не уверен, что всё прошло гладко. Идём.
- Куда ещё, мать твою? На сходку местных фарцовщиков или дегустацию русского самогона урожая этого года?
С тем же успехом можно было биться головой в шотландские фьорды, или откуда там был родом этот ледяной истукан МакМаро.
- Рональд, заткнись и смотри. Запоминай. Идём. Это всё равно по дороге.

По дороге оказалась старая пошивочная мастерская, сгоревшая где-то около года назад, да так и не приглянувшаяся новому мастеру лекала и  швейной машинки. Конечно, гарь, обрушенные балки и прочую скорбь привели в благопристойный вид. Но дальше дело не пошло. Табличка "продаётся", собственноручно вывешенная вдовой погорельца перед отбытием в родной Чикаго, так и белела через основательно запылившееся стекло.
- Перекур, - остановившись напротив пустых витрин, МакМаро вытащил портсигар и зачиркал  спичками. Первая порция дыма поднялась, запутавшись в чёрных ветвях вяза, раскинувшего над полицейскими фуражками узловатые руки-ветви, всё ещё украшенные флажками и рождественским венком, рачительно подвешенным кем-то  прямо под  почтовым ящиком. Облезлый и побитый жизнью не меньше сгоревшего заведения, привлечь он мог, кажется, только прячущихся от сырого  ветра воробьёв и МакМаро, в один момент  склонившего голову и непринуждённо запустившего пальцы в верхнюю щель.
Проводив  взглядом сложенный листок, исчезающий в кармане полицейской куртки, Рон успел заметить что-то вроде облегчения, сбросившего пару мелких морщин с бровей  напарника.
Ненадолго. Что бы ни было начиркано в записке, прочитанной МакМаро уже в квартале от волшебного ящика, продолжавшего работать вопреки здравому смыслу, оно несло в себе скорее новые поводы напрячься.
- Объясни, наконец, какого чёрта и куда мы прёмся. Ты же внезапно  не собрался пилить  до участка пешком?
Несколько метров МакМаро продолжал идти  молча, затем всё же нарушил обет молчания.
- Можешь идти в участок, Рон. Только не вваливайся туда один, подожди в кафе, ну, не знаю... съешь пару сандвичей. А я заскочу в сквер на Сарджери. Конечно, я бы предпочёл, чтобы ты проветрил мозги со мной вместе. Но..
Джозеф резко сплюнул в сторону. 
- Расскажи мне, что там вообще произошло наверху, что всё пошло наперекосяк?
Недоверчиво покосившись на МакМаро, Рон пожал плечами.
- Да всё просто, как корка сыра, Джозеф. Те бугаи, что вывалились из "Бобби", когда мы только подходили туда. Так вот, они решили вернуться и навести порядок, выпереть нас нахрен.  А когда тот мудрак в кепи понял, что ты внизу, то совсем слетел с катушек. Тот парень за стойкой пытался их остановить, но куда там.
МакМаро хмыкнул, поднимая лицо к пасмурному небу, уже призадумавшемуся где-то за макушками светящихся небоскрёбов о рассвете.
- Одна тупая оса разбередила всё гнездо, Шейд. Я понятия не имею, насколько хорошо соображает их босс, а главное. он понятия не имеет, как тикает вот здесь у меня. Я никогда не имел дела ни с кем, кроме Аркрайта. И я в душе не имею, что они там надумают и как будут действовать.
- Хочешь сказать, что они могут оказаться настолько тупы, что попытаются тебя грохнуть, а записка не от твоего дружка? как его...
- Не знаю. Я повидал слишком много идиотства для того чтобы ручаться за что-нибудь.
МакМаро посмотрел на Шейда, упрямо сцепив зубы, продолжавшего шагать рядом, удовлетворённо  моргнул, словно не сомневался в том, что сейчас увидит,  и молча свернул на дорожку, ныряющую в ворота небольшого сквера.
- Кто-то есть, - негромко проговорил МакМаро минут пять спустя.
- Тот кто нужен? - Рон прищурился, вглядываясь в силуэт на скамье, стоящей за кругом фонарного света, вернее, между ними, раскиданными с равными промежутками вокруг отключенного по зимней поре фонтана, и по привычке обшаривая взглядом кусты, густые кусты вечнозелёного самшита  и прочие вероятные укрытия тех, кто мог прийти на встречу... лишним.
- Сейчас увидим.
Покосившись на пальцы Джозефа, лёгким, почти незаметным движением расстегнувшие кнопку на клапане кобуры, Шейд подумал, что, наверное, чёртова часть жизни МакМаро состоит из такого вот ползания по тонкому льду. Гораздо хуже, чем на улицах, когда понятно, кто друг, кто враг, в кого можно и нужно стрелять и бить по морде наручниками. Стоили ли чего-то личные идеалы МакМаро, затеявшего игру в пастыря при целых волках и сытых овцах?.. Как бы там ни было, платил он за них с лихвой, по всей ставке и ещё с доплатой в добрые фунты скормленных змеям нервов.
Нет, всё таки это был грустный  владелец погибшей саханицы. Поправив ремень, МкМаро опустился на скамью рядом с Аркрайтом.
- Дела, Валентайн. Рад, что твоя шкура осталась при тебе. Не удивился бы, поджидай нас тут не ты, а тот инициативный мордоворот.
МакМаро отряхнул перчатки, украдкой оглядев тёмный аквариум ночного парка, освещённый лишь цепочкой электрических  шаров, и серьёзно посмотрел на Аркрайта.
- Насколько ты остался в доверии у своих барсуков? Надеюсь, ты не в бегах а по твоему следу не идут разъярённые рыжие псы Люка?

Отредактировано Ronald Shade (2017-08-16 13:59:17)

+1

4

Ресторан "Гарцующий Бобби"

Начавшееся очень спокойно морозное утро, могло бы стереть события прошедшей ночи из головы Гейлонта, если бы не мучающие, терзающие, его вопросы. Ответы на которые сейчас ему мог дать только один человек - МакМаро. Получил тот записку? Или получил не он? И если так, то не ждёт ли под аркой в старом парке Валентайна совсем другие люди?
Размышлять об этом, значит загонять себя в нору - как охотничья собака лису. Даже не смотря на свою хитрость, лиса все равно, - в большинстве случаев, - теряет свою рыжую шкурку.
Аркрайт не курил, но сейчас, будь у него в кармане лишняя папироса, он определённо бы затянулся - снятия напряжения ради. Увы, приходилось бороться с нервозом собственными силами: убеждая себя сохранять рассудок и самообладание. На деле это не так легко, как на словах: борьба с самим собой всегда тяжелое испытание, - даже если эта борьба ведётся из-за недостаточных сил сесть на диету, - ибо никому человек не угождает так, как самому себе. Если, конечно, он с головой не привязывается к другому человеку или иному живому существу.
Минуя центральный вход в парк, Валентайн резко свернул на противоположную нужной ему тропу: он пришёл раньше, чем надо было, хотя и старался не спешить, и место того чтоб сидеть скучающе на скамье, решился пройти по зимнему утреннему парку, чувствующему, что весна скоро придёт.
Меж тем ночная тьма постепенно рассеивалась, но фонари ещё не думали погасать, освещая едва заснеженные дорожки для блуждающих по парку людей. Валентайн миновал пожилую даму, опирающуюся на трость, явно пришедшую в центральный парк от скуки и одиночества, решив, что здесь скоротать время будет куда лучше и приятнее: Гейлон прекрасно понимал её позицию, положение - когда ты окружен природой, пусть и такой лысой и кажущейся безжизненной в зимнее время, но всё же живой, то время здесь течёт совершенно не так, как в городе, полным суеты, забот и дыма. И это всего лишь парк! На что же способен настоящий большой лес, в своё лучшее из сезонов - весной.
Аркрайт выдохнул, подняв голову и наблюдая за перьевыми облаками, медленно ползущими по небу. Волнение спало, но не пропало полностью. Вздохнув полной грудью - будто перезагружая самого себя, свои мысли и организм этим действием, - мужчина развернулся, возвращаясь к нужной ему тропе.
"Наивно было полагать, что он уже здесь. А я так хотел опоздать.."
Некоторой паранойей отразилась пробежавшая в голове мысль, что МакМаро всё-таки не придёт, а если кто и придёт - то не МакМаро.
Но отступать некуда, да? Пройдя чуть вперёд, Аркрайт остановился около скамьи: пару минут он простоял рядом, пару раз оглядевшись по сторонам, после чего, стряхнув перчаткой мелкий снег, сел.
Холодно не было. Но бессонная ночь легко напоминала о себе и своих возможностях, когда тело принимало сидячие положение - сначала Аркрайт зевнул, прикрываясь рукой, а после стал чувствовать как тяжелы его веки. Пара городских голубей села на дорожку, прямо напротив Валентайна. Голуби курлыкали друг с другом, ходили, казалось, бесцельно туда-обратно, ожидая, что господин человек поделится с ними чем-нибудь.
Гейлон ухмыльнулся, достав из кармана бумажный мешочек полный овса: не впервые было бармену ожидать своего товарища, и не впервые было наблюдать за птицами-попрошайками. Да и их суета отвлекала от сна, что так активно пытался нагнать Валентайна.
На кормёжку слетелось ещё несколько голубей, после ещё пара. Они быстро склевали свою порцию овса, сражаясь за последние семена и не давая друг другу поесть. Когда мешочек опустел, несколько голубей улетели сразу; двое остались дремать недалеко от скамьи, в надежде, что человек поделится ещё чем-то.
Аркрайт прикрыл глаза, и тоже задремал, подобно голубям: лишь взмах крыльев, чего-то напугавшихся голубей, заставил его очнуться от непродолжительной дрёмы. Похлопав веками вслед улетевшим в небо птицам, тихо хмыкнув, мужчина слабо улыбнулся и сказал:
- Пришёл наконец-то? - не упоминая имени, ибо, если честно, до последнего Гейлон не был уверен, что там, в не зоне его видимости, стоит МакМаро.
Офицер сел рядом, и, не теряя время на пустые фразы, задал тему разговора:
- Этой ночью я в бегах лишь от уютной кровати, Джозеф, - перевёл взгляд на Шейда, - Смотрю ты не один. Надеюсь, у вас, молодой человек - Рон, верно? - не сложилось дурное впечатление обо мне? - слабо улыбнулся, - Не знаю, с чего бы начать, Джозеф, - выдохнул, - Тебе не стоит беспокоится за Томаса и его дружков - Шершавый их успокоил и, при случае - если эти быки будут сильно бодаться, - угомонит. - Лицо Аркрайта было грустным, он о чём-то задумался, - А что про Люка. Исходя из нашего разговора, что состоялся после вашего "чудесного" совершенно счастливого спасения, я могу сделать вывод что он в курсе наших с тобой дел. И, как я понял, он не собирается мешать, - а так же делать вид, что знает об этом, - пока данная афера выгодна ему и его делу. - Хмыкнул, - Сам знаешь, чтобы стало с этим маленьким делом и нашей малочисленной бандой, не общайся мы с тобой. Но, Люка сильно волнует один вопрос, - задержал взгляд на Роне, медленно продолжил, - Как вы собираетесь поступить дальше? В смысле, - откашлялся, - Томас поступил как полный идиот  и если он всё же ослушается Люка, то... - грустно улыбнулся, опустив взгляд, - Не думаю, что вы сможете тогда оставить его незамеченным. Он, хоть и баран, но периодами умеет думать, и ещё чаще работать кулаками.
Вздохнул, оглядевшись:
- Было бы всё так же спокойно, как этим зимним утром здесь.

+1


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Нью-Йорк » Где-то на улице...