Америка 1920. Сухой закон

Объявление

01.07.2017 - с двухмесячным нас днем рождения!
02.06.2017 - прими участие в конкурсе!
31.05.2017 - в поисках квестоплета и гейм-мастера!
25.05.2017 - важный опрос, не пропусти!
09.05.2017 - стартовал Квест №1. По всем вопросам и уточнениям обращаться в соответствующую тему или в ЛС к администрации.
01.05.2017 - "Америка 1920. Сухой закон" распахнула свои двери для желающих окунуться в одну из самых привлекательных эпох нашего времени. Успей занять все самые лакомые места и не забудь рассказать о нас друзьям! В игру требуются абсолютно ВСЕ. От обычных сторожей до детективов полиции, мафиози и мирных жителей. По всем вопросам обращаться в гостевую книгу. В скором времени будут написаны заявки на нужных персонажей. Но не стойте на пороге, проходите, регистрируйтесь и общайтесь! Может быть, нам удастся подобрать вам самую уникальную роль из всех! С уважением, администрация форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Нью-Йорк » Варьете "Трефовый валет". Южный Бронкс


Варьете "Трефовый валет". Южный Бронкс

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sa.uploads.ru/HI4Wd.jpg

"Трефовый валет" до поры до времени считался заведением третьего сорта, пока вдова покойного мистера Голда не взяла дело в свои руки. И теперь "Трефовый валет" по праву считается одним из лучших мест, где можно провести время не только в свое удовольствие, но и не без известной выгоды, если вы, конечно, понимаете о чем это я.
Отличная кухня, расторопные официанты, увлекательное ежевечернее шоу и еще много-много интересного. Для тех, кто не желает привлекать к себе излишнее внимание, имеются отдельные кабинеты, где никто не потревожит уважаемых людей, а местные красотки с удовольствием составят им компанию.

Отредактировано Roxie Hart (2017-07-06 19:09:47)

0

2

НПС Джереми Бирн, жертва обстоятельств и собственной неосмотрительности

[icon]http://s2.uploads.ru/dEtyo.jpg[/icon]

Дефицит волшебного снадобья, делающего лучше и привлекательней буквально всё в подлунном мире, с лихвой восполнялся  обилием красок, тяжёлого бархата, отливающего  богатым сытым блеском в свете  софитов и ламп на столиках вдоль стен, и ослепительно яркого  пятна  сцены, притягивающей большую часть мужских и женских взглядов. Хотя, человеку, появившемуся за границей бликов, падающих дымчатыми столбами на первые столики за низким  ограждением перед подмостками, было неуютно даже здесь, за обтянутыми шёлком и отличной тонкой шерстью спинами.
Зачем он вообще оказался здесь, в густом скоплении взглядов, в воздухе, напитанном тяжёлой смесью дыма, духов, похоти и холодного расчёта? Это отдельный вопрос, давности в пару бесконечно далёких, сорвавшихся в неожиданный кошмар суток.

Отстали или нет?..
Оглядываться прямо здесь, недалеко от входа, Бирн не рискнул, слишком живой казалась вероятность упереться в оловянные глаза одного из тех троих, как показалось Джереми, слишком целеустремлённо повторявших его курс от самой квартиры Хьюго. Не самая удачная мысль - ночевать в дешёвой комнатушке того, кто уже коченел где-то на дне Гудзона или просто под грудой земли и ржавого металла на какой-нибудь свалке. Но больше бежать ему было некуда.
Не паниковать. Искать выход. Легко сказать. Особенно, когда всё осложняет боль,  всё немилосерднее грызущая  задетое пулей  плечо. Кажется, мужественное промывание перекисью и ещё какой-то вонючей спиртовой дрянью, обнаруженной в ванной комнате в зеркальном ящичке для всякой всячины, самостоятельно произведённое трясущимися руками над раковиной, не принесло особых результатов. Рано или поздно наступит момент, когда ты просто свалишься  где-нибудь в переулке, пугая прохожих горячечным бредом. добрые врачи сразу распознают огнестрельное ранение, и тогда...
Только до этого паршивого момента ещё нужно дожить, Бирн.
Поймав на себе внимательный взгляд какого-то холёного типа, сидящего в кругу пары таких же  ребят, Бирн почти испуганно отвёл взгляд и  начал пробираться между столиков, отыскивая свободный, желательно, в уголке потемнее. Сесть, надо сесть, отдышаться, решить, что дальше... Выходить через центральный нельзя, парни,  устроившие локальный конец света в том несчастном складе, вряд ли смутятся присутствием двух крепких бугаев, торчащих  у входа, даже тогда ночью, перед тем как сесть в одну из машин, принимая у одного из этих сумасшедших сукиных пасынков настоящий пистолет, Бирн не думал, что всё выльется в такой дикий ад. Никаких тебе "бабахнем у них над башкой, чтоб наложили в штаны, разнесём там всё к чертям и свалим". Всё было совсем не так, как трепал старина  Хью.
Сейчас, путаясь мыслями в горячечной панике, почти жалел, что утопил свой пистолет в каком-то открытом канализационном колодце, как только смылся из-под огня подонков, остановивших машины для окончательного расчёта с "помощниками".
Неожиданный удар справа, прямо в прячущуюся под рубашкой повязку, выбил из лёгких Бирна  резкий вскрик.
Джереми шарахнулся в сторону, испуганной и возмущённой галкой пискнула рядом какая-то дамочка. Перед глазами поплыли красные круги, но нет, никто не нападал - крупный мистер, с глумливым удивлением взирающий на побелевшего Бирна, просто не очень удачно поднялся из-за своего столика.
- О, мамзель, простите. Но зачем же так нервничать, - приложил руку к светлому пиджаку. - Я вас не обижу, клянусь честью своего кузена, герцога Баттокса! - Кто-то рядом покорно гоготнул; кажется, мистер был не очень трезв, но Бирну было бы плевать, будь у него не только дурное чувство юмора, но хоть три рога на лбу. Хотя, нет, и без рогатых мужиков всё складывалось через чёртову  задницу.
- Простите, мне надо идти, - выдавил он, надеясь завершить на этом эксцесс, тот уже и так  начинал привлекать ненужное  внимание. 
За широким плечом  развлекающегося мистера, в отдалении, у лестницы, ведущей в фойе, две мужские  фигуры обменялись взглядами и начали пробираться через зал. В его сторону или нет, запаниковавший Джереми уже не разглядывал.
- Да валите вы в задницу со своим Баттоксом! - выпалил Бирн и рванулся  напролом вдоль стены.
За спиной обжигающими брызгами, как фальшфейер,  летел  зычный хохот.
Куда?.. Пока вперёд. Дверь. Где-то здесь должна быть дверь служебного хода.
Дверь действительно была, и как всякий сказочный путь, его охранял людоед  в твидовом пиджаке, цивильный, сытый, с почти идеально чистыми пристежными манжетами. Перед людоедом уже топтался какой-то тип с букетом оранжерейных лилий в руках. Аромат одуряюще бил по ноздрям, но на великана он не производил никакого впечатления.
- Чё, и ты тоже к мисс Харт? - людоед скучающе смерил взглядом Бирна. - Чёртово дерьмо, да вы совсем сдурели, парни. Развернулись отсюда со своим веником на двоих. Мисс Харт вам не какая-нибудь там, если через пять минут я увижу здесь хоть одно рыло...
- У меня важные вести для мисс Харт, - как во сне, услышал Бирн свой собственный голос. - Она в опасности. Её могут убить.
Оглянувшись в зал, Бирн снова уставился в выпученные глаза багровеющего охранника. Сезам не сработал?.. Конечно нет
- Какого чёрта ты несёшь, ты, мартышачий... - багровея, начал охранник древнее изгоняющее заклинание. Такое предшествует хватанию за воротник и ускорению в нужную сторону  коленом под зад. Двух внимательных пар глаз, наблюдающих сцену с предусмотрительно выдержанного расстояния он пока, кажется, просто не заметил

Отредактировано Ronald Shade (2017-07-13 12:27:18)

+3

3

Как и не заметил еще одну пару карих глаз, не менее внимательно наблюдающую за происходящим. Рокси, которая только-только закончила выступление и еще не успела снять свой костюм красного бархата, обтягивающий кожу, как вторая перчатка, и маску с кошачьими ушками, уже некоторое время стояла неподалеку, с интересом ожидая, как же повернуться события. Обычно все происходило штатно – букет, в котором непременно карточка, иногда коробочка, приглашение поужинать с переходом в завтрак, и в зависимости от…скажем так, респектабельности предлагавшего, предложение либо принималось, либо откладывалось на потом, что означало в принципе – навсегда. А тут прям что-то новенькое, поэтому мисс Харт поспешила вмешаться.
- Оставь его, Терри, - повелительно произнесла дива, выступая из тени, в которой находилась до сих пор. Терри проворчал что-то неодобрительное, но спорить с примой не стал.
Бархатный взгляд карих глаз скользнул по цветам, нежная улыбка в адрес незадачливого кавалера, соответствующие случаю слова благодарности, и взмах тонкой кисти, обтянутой бархатом, отсылает обладателя цветов прочь. После чего Рокси, поморщившись, передала букет подоспевшей мисс Бетси.
- Душенька, поставь куда-нибудь, - проворковала дива, все внимание которой было сосредоточено на Джереми. Мисс Бетси молча подхватила цветы и скрылась за одной из дверей.
- А Вы, мистер, следуйте за мной. Терри, меня не беспокоить, ни под каким предлогом, - подчеркнула последние два слова Рокси. На внутреннем языке кабаре это означало прямо противоположное, и этой уловкой Рокси пользовалась в случае необходимости. Терри в ответ пробурчал уже более почтительно, и прима, подхватив Джереми под локоть, проследовала в свою комнату.
Вообще в гримерку Рокси посетителей не водила. Но случай был экстраординарный, к тому же в последнее время в «Трефовом» не происходило практически ничего интересного, а мисс Харт не любила скуку.
Пару минут спустя Джереми оказался в маленькой неубранной гримерной. Большое зеркало, шкаф, из полуоткрытой дверцы которого видны многочисленные наряды, кушетка с горой подушек,  баночки с гримом и удушливый запах увядающих цветов. Рокси опустилась на стул возле зеркала и сняла с лица маску.
- За оригинальность – хвалю. Еще до такого никто не додумался, что бы нырнуть ко мне в декольте. Однако сразу предупреждаю – у Вас есть ровно пять минут, что бы убедить меня в необходимости, скажем так…согласиться на эту авантюру, - и хотя на губах дивы играла приветливая улыбка, глаза ее оставались серьезны. Судя по виду Джереми, денег там не водилось, а как мы знаем – нет денет – нет любви. Во всяком случае в мире Рокси Харт.

+2

4

НПС Джереми Бирн, жертва обстоятельств и собственной неосмотрительности

[icon]http://s2.uploads.ru/dEtyo.jpg[/icon]

Почувствовав на рукаве тонкие, но цепкие пальцы, Бирн поспешил подхватить темп, заданный неожиданно появившейся феей, усмирившей людоеда и - неужели, чёрт возьми!  - открывшей путь в укромное закулисье. Голову так и тянуло назад, обернуться, может быть, увидеть пару насмешливых  волчьих глаз, или только рожу людоеда Терри, вновь занявшего свой бессменный  пост. Но шумный зал последний раз протрубил в спину гомоном  и отдалился, сменившись гримёрной, показавшейся Джереми похожей на большую перламутровую ракушку,  сколько Бирн себя помнил, стоявшую на полке в кабинете его двоюродного дяди. Такая же сумрачная, в закатно-сочных, но приглушённых тонах. И очень, очень... уединённая. 
Оказавшись внутри стен, тихо гудящих эхом далёких голосов, музыки, объявлений конферансье, Джереми растерялся. По-настоящему растерялся. В основном, потому что рвался он совсем не сюда, а к чёрному выходу с той стороны славного заведения. Отчасти - сбивала с толку невозмутимость  мисс Харт, кажется, ни на секунду не поверившей тому, что ей действительно кто-то... После позавчерашнего кошмара Джереми казалось, что даже не воспринимая всерьёз, он бы всё таки что-то сделал, обезопасился, просто на всякий случай. Образ лица  Хьюго  с навечно испуганными глазами и развороченной грудной клеткой, единственное, что он успел разглядеть, когда началась стрельба на берегу канала, слишком ярко отпечатался в памяти. И выведению поддавался, наверное, так же плохо, как  сплошная  лаково-красная  "манишка", внезапно расцветшая под подбородком  завалившегося на баки приятеля.
Спохватившись, что снова проваливается туда, к тёмной улице и падающим телам, Джереми встрепенулся и уставился на мисс Харт,  ожидавшую ответа, удерживая взгляд, невольно потянувшийся к помянутой части дамского туалета, на уровне лица.
Авантюра?.. В необходимости чего? Изобразить  поклонника, отупевшего от счастья? Черти в аду, нет, только не сейчас, нет, что за бред! Сказать как есть?
Здоровый инстинкт самосохранения, как никогда сильно живший в Бирне, шепнул, что заявить женщине, что её декольте - последнее, что тебя в данный момент  интересует на свете, очень, очень хреновая идея, за это испокон веков скармливают собакам или людоедам в пристежных  манжетах, возможно, в  прямом смысле.
Окончательно запутавшись, Бирн тоскливо посмотрел в сторону двери - и решился.
- На самом деле, я не метил к вам в декольте.  Я всего лишь хотел  пройти через чёрный ход. И убить могут меня, а не вас. Я...
Шшш... легче, приятель, легче. Напугаешь её слишком сильно, и мисс вызовет полицию, и тогда - всё, конец истории. Вторая глава начнётся в уже гораздо менее лояльной компании копов.
-  Я задолжал кое-что, - Джереми отвернулся, надеясь, что мисс Харт не заметит невольную гримасу, прошедшую болезненной рябью по покрытому мелкой испариной лицу. Проклятая корявая горилла, как же ловко он наподдал по больному,  чтоб ему провалиться вместе со своим Баттоксом... - Очень задолжал;  кажется, сегодня у кредиторов лопнуло чёртово терпение, и они... За мной гнались, мисс
Осенённый внезапной мыслью, Бирн отвёл взгляд от тусклого светящегося шара, покачивающегося у двери, и в смятении  вперился в хозяйку гримёрки.
- Я не так уж и врал. Эти подлецы не умеют шутить. Если они видели, как вы пропускаете меня на служебную часть...
Снова сбившись с ровного дыхания, Бирн сделал шаг назад, почти как пацан, застуканный в буфетной рядом со священным хранилищем варенья и готовый сорваться в бегство.
- Просто скажите мне, где можно выйти, минуя зал. Чем скорее я исчезну, чем меньше меня успеют заметить здесь, тем лучше. И вам тоже, мисс Харт.
Тяжёлый скрип половицы по ту сторону звери, ввинтился в затылок, как ржавый гвоздь. На мгновение комната превратилась в цветной снимок, где один человек, чуть склонив голову, смотрел тёмными глазами на другого, пристально, вопросительно и готовый прийти к самым пессимистичным выводам.

Отредактировано Ronald Shade (2017-07-15 20:47:39)

+1

5

Рокси верила только в то, что могла увидеть и пощупать. И в Санта-Клауса, который непременно приходит к хорошим девочкам, даже если они себя плохо вели. К тому же все мы смертны, и бояться этого так же бессмысленно, как бояться собственной тени.
Джереми говорил, Рокси слушала его с характерной недоверчивой полуулыбкой, а затем и вовсе повернулась к зеркалу.  Открыла одну из многочисленных баночек, взяла спонж и принялась аккуратно стирать сценический грим, обдумывая ситуацию, в которую она оказалась втянута против своей воли. Так ли против? Не будем лукавить, она сама себя попыталась отправить на дно. Но и ото дна можно оттолкнуться и всплыть, что мы и попробуем сделать. Приняв столь нехитрое решение, Рокси вновь повернулась к Джереми.
- Вот что, мистер, Ваша мамочка Вас не предупреждала, что впутывать невинных девушек в Ваши грязные делишки – грешно? – насчет невинной девушки Рокси преувеличивала, конечно, но отказать себе в удовольствии ввернуть эту фигуру речи не могла.
Тем временем за дверями послышались шаги, и все дальнейшие проповеди следовало отложить на завтра. Или, еще лучше, на послезавтра.
- Через черный ход не успеем, к тому же, я уверена, его пасут, - Рокси поспешно поднялась со своего места, быстро подошла к шкафу. Возле него стояло небольшое кресло, на котором горкой валялись боа, перчатки и прочие необходимые для выступления мелочи. Надо заметить, что стены гримерки были примерно на высоту около одного метра обшиты деревянными панелями. Рокси шустро отодвинула кресло в сторону и скомандовала громким шепотом:
- Снимите ботинок! Да быстрее, черт Вас подери!, - после чего протянула руку за шкаф, повозилась там. Что-то негромко щелкнуло, и мисс Харт без особого труда отодвинула в сторону одну из панелей, за которой обнаружился тайник. Не слишком большой, но Джереми, скрючившись в три погибели, вполне туда помещался.
- А теперь быстро туда! Ну же!, - в двери гримерки уже стучали. Рокси, затолкав мужчину и прикрыв его панелью, убедилась, что та стала в пазы, придвинула кресло на прежнее место, шустро открыла оконную раму, и если Джереми все-таки снимет обувь, оставит след на подоконнике, а саму обувь выкинет в окно в кусты, что растут по близости.
Гримерка мисс Харт выходила окнами во двор заведения, двор был окружен невысоким забором и перемахнуть через него особого труда взрослому мужчине не составляло.
В двери теперь не просто стучали, а настойчиво ломились, и через весь шум-гам был отчетливо слышен голос Папочки, рекомендующий господам покинуть кулисы и не мешать приме. Рокси плюхнулась в кресло у зеркала и принялась наносить на лицо толстый слой крема. При этом глаза дивы блестели тем характерным огоньком, который загорался в них каждый раз при очередной авантюре.

+1


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Нью-Йорк » Варьете "Трефовый валет". Южный Бронкс