Америка 1920. Сухой закон

Объявление

12.11.2017 - обновлена тема "список персонажей".
01.07.2017 - с двухмесячным нас днем рождения!
02.06.2017 - прими участие в конкурсе!
31.05.2017 - в поисках квестоплета и гейм-мастера!
25.05.2017 - важный опрос, не пропусти!
09.05.2017 - стартовал Квест №1. По всем вопросам и уточнениям обращаться в соответствующую тему или в ЛС к администрации.
01.05.2017 - "Америка 1920. Сухой закон" распахнула свои двери для желающих окунуться в одну из самых привлекательных эпох нашего времени. Успей занять все самые лакомые места и не забудь рассказать о нас друзьям! В игру требуются абсолютно ВСЕ. От обычных сторожей до детективов полиции, мафиози и мирных жителей. По всем вопросам обращаться в гостевую книгу. В скором времени будут написаны заявки на нужных персонажей. Но не стойте на пороге, проходите, регистрируйтесь и общайтесь! Может быть, нам удастся подобрать вам самую уникальную роль из всех! С уважением, администрация форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Личные дела » Valentine Gaylon Arkwright| 30 y.o., бармен, Нью-Йорк.


Valentine Gaylon Arkwright| 30 y.o., бармен, Нью-Йорк.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


ВАЛЕНТАЙН ГЕЙЛОН АРКРАЙТ /VALENTINE GAYLON ARKWRIGHT


Возраст: 14 августа 1890|30 полных лет;
Место работы, должность: бармен в ресторане "Гарцующий Бобби";
Место рождения: Соединённое Королевство|Уэльс;
Связи с криминалом: да| группировка Шершавого Люка;
Семейное положение: холост.

https://pp.userapi.com/c637518/v637518407/5a7f7/NLCQltHMvIA.jpg
-

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ


Внешность:
Серые города полны серых людей. Таков ли Валентайн?
Первое, чем выделяется этот мужчина средних лет, так это своим высоким ростом, рыжей бородой и походкой. Уже после, когда приглядишься, можно заметить и простецкую одежду, и надменные, большие синие глаза, которые уже успели увидеть вас, разглядеть каждую мелочь на вашей одежде и вашей внешности и, даже, что-то о вас узнать....
● Телосложение ближе к эктоморфному типу: по природе своей худощав, но, всё же, короткие и частые тренировки спасли от полного превращения в высокую и тонкую щепку:
- рост около 186 см;
- жилист, что отмечает его силу и выносливость;
- мышечной массой не преобладает, но всё же имеется, особенно на руках - мышцы "сухие";
- плечи тонкие и широкие;
- грудная клетка и бедра узкие;
- конечности длинные; ладони крупные, пальцы рук длинные;
- шея длинная, тонкая, с сильно выступающей гортанью;
- осанка правильная - походка аля "львиная поступь";
● Родственники и гены, наделили Валентайна весьма интересной внешностью. От материй, кроме ирландских кровей, что принесли ему ген рыжей растительности на лице, достались синие, большие глаза, обрамленные густыми и длинными светлыми ресницами. Взгляд у Гейлона глубокий, внимательный и, от чего-то, иногда кажущейся тоскливым/грустным - но это "фальш". Овальная форма глаз и низкие густые брови, придают взгляду не только выразительности, но и накрывают их пеленой интеллигентной печали; хотя Гейлон чаще хмурится, чем впадает в тоску.
Цвет волос русый, что сильно контрастирует с рыжей густой растительностью на лице: тонкие усы и остроконечная борода. На скулах легкая щетина.Уши большие, чуть оттопырены. Цвет лица здоровой.
Нос длинный: переносица прямая, спинка носа с небольшой горбинкой, ноздри широкие. Губы прямые, светлые.
Цвет кожи светло-бежевый: на переносице и верхней части спины имеется много веснушек; по телу раскидано много родинок.
●Одежда Валентайна проста, но со своей чистоплотностью и аккуратностью, вкупе с аурой гордыни, он всегда выглядит очень хорошо, даже в дешевой рубашке.
Одежда однотипна: рубашка, брюки и жилет - пиджаки не любит и не признает. На шее носит либо бабочку, либо ничего. На работе носит армбенды, чтобы рукава не мешались. Нередко носит шляпы: предпочитая котелок или хомбург. Прочие аксессуары и верхняя одежда, такая как пальто, тема отдельная и имеющая место в гардеробе Валентайна.
Цветовая гамма, в основном, серых и коричневых цветов, хотя имеются жилеты черные и зеленые; но всё же, первое, что снашивает Валентайн, это вещи любимого оттенка. Но вот шарфы и обувь Гейлон как раз таки предпочитает черного цвета.
Впрочем, главным и, можно сказать единственным, критерием остается факт удобства одежды и обуви.

Характер:
На становление Валентайна тем, кем он есть , в первую очередь повлиял Майкл Аркрайт со своим тяжелым характером и повышенной требовательностью к сыну (или внуку - но это уже не важно).
Испытав нужду ещё в детстве, он стал тем, кем сейчас является: его трудно обмануть или провести, он человек закаленный и очень опытный.
Орлиное зрение, собачий нюх и чуткий слух – краткая характеристика на Валентайна Аркрайта, и, возможно, с такими данными он мог бы стать отличным комиссаром, пойдя изначально по другой стезе, но нет, он – бармен, и он всем наливает; хотя в нынешнее время это лишь способ пошутить и вспомнить ещё совсем недалекие, 1916-1918гг. 
Он никогда не походил на свой возраст: ни внешне, ни внутренне. С самого своего детства Валентайн отличался от своих сверстников – рос молчаливым, отстраненным ребенком, чаще находясь в окружении более старших детей или вовсе взрослых дядь и теть, которые, тем или иным боком, могли быть полезны, или просто казались интересными мальчику. Впрочем, Валентайн из всех и всегда пытался извлечь пользу; и не важно, были это бытовые сплетни о соседях или последние, не оглашенные в газетах, новости из слоев верхнего общества, а может и вовсе какие-то мелкие вещицы, которые могли быть очень важны для кого-то определенного.
Валентайн создает впечатление человека спокойного, образованного, живущего размеренной и тихой жизнью; под стать веку, в который он родился - да, это время для него, это видно по стилю и образу его жизни, по его философии и ценностям.
Валентайн неразговорчив, но, хитрый ум и подвешенный язык помогают извлекать из гостей интересную и полезную информацию(особенно когда те изрядно выпили), которая всегда может пригодится ему самому или иным лицам.
Часто говорит непонятными для многих речами, но те, кто знает Валентайна давно, без труда понимают смысл сказанных им слов.
Несмотря на то, в какой стезе крутится Валентайн, он человек честный и, даже можно сказать, справедливый. Он склонен к размышлению и исследованию всего вокруг, хотя внешне по нему и не скажешь о его начитанности. Он доброжелателен к окружающим, но это лишь знак вежливости к оппоненту, а не желание завести крепкую дружбу.
Ему льстит, когда к нему обращаются за советом или помощью - роль наставника или учителя идеально бы подошла Гейлону; но, всё же, не показывает удовольствие внешне, пока раздает советы нуждающимся.
Не любит быть авторитетом для кого-то. Друзей у него мало - зато самые верные. Остальное общение приравнивает исключительно к рабочим целям - это работа бармена, где помимо хороших навыков бармена, нужно умение выслушивать своих гостей.

Биография:
«Семья, это самое дорогое в моей жизни. Но я бы не хотел о ней вспоминать»

Родился и рост на юге Уэльса, в городской черте Бридженда, в семье фабриканта Майкла Аркрайта, человека солидного возраста, и, молодой, весьма привлекательной, ирландке «голубых кровей» - Лиадэйн. Молодая невеста, по правде, не являлась наследницей несметных богатств, и не могла дать новоиспеченному мужу какой-либо звучный титул, - да и сама таковых не имела, - зато была в достаточно близком родстве с одним именитым графом Северной Ирландии. Но месье Аркрайт искал не только денежную или родственную выгоду в своем браке, но и мать для своих троих старших сыновей, - один из которых, на момент женитьбы отца, уже был старше его новоиспеченной супруги на пару лет.

После заключения брачного союза прошло ещё четыре года, прежде чем Лиадэйн родила Майклу сына. Мальчика нарекли Валентайном, и имя это ему дал его старший брат – Гордон.
Рос Валентайн, не зная ни бед, ни хлопот. Мать его чаще была занята собой и какими-то своими делами; правда лет до двух от сына её нельзя было оторвать. Но потом, с отъездом из поместья старшего брата, Лиадэйн стала пропадать на званых вечерах, открытиях новых музеев или магазинов, на различных показах новых женских тряпок и прочих, многочисленных мероприятиях. Так что, с двух лет, Валентайн был полностью отдан на воспитание самому себе и нескольким нянечкам, которые вечно мешали детским играм, своими плотными обедами и учебными занятиями.
Но заниматься приходилось точно так же, как и есть. Тем более что отец был весьма строг и требователен, считая, что детей нельзя излишне любить и баловать, а особенно мальчиков. И Валентайн, желая произвести впечатление на отца, услышать от него похвалу и, хотя бы раз, почувствовать его теплые объятья, учился всему, чему его учили. А обучали его хорошо, да и сам Валентайн был одержим целью стать кем-то, а не «пустым местом; белой вороной; серым пятном в обществе», как говорил отец. К тому же, деятельность отца позволяла нанимать не плохих педагогов – владея несколькими шахтами, по добыче угля, Майкл Аркрайт, надо полагать, оформил себе и своей семье по билету в светлое будущее и жизнь с хорошим достатком.
Жизнь без забот и бед, где не надо думать, где найти кусок хлеба на завтра, а только о том, купить одну лошадь или две. К слову, верховая езда у Валентайна не задалась с самого начала, когда он упал с любимой кобылы матери и оказался под её, поднимающими клубы пыли, копытами – спасибо крепкому конюху, что был рядом и, успокоив лошадь, вытащил мальчика из-под неё, пока нянечки испуганно кудахтали рядом. Кобылу в тот же день застрелили и съели за ужином, а мальчика пожалели, правда, после он совсем не жалует езды на лошадях, если нет повозки – «Уж лучше пешком, или дождусь, когда люди научаться летать, чем ещё раз залезу в седло!» - так он говорит.

«Было время, когда он жалел лишь о своем рождении»

Вот так, не зная забот, выбирая себе в друзья людей, гораздо старше его самого, и производя впечатления мальчика старше и умнее своих лет, Валентайн жил лет до четырнадцати. Пока, однажды ночью, он не был разбужен матерью, которая, собираясь в спешке, утянула его за собой прочь из дома. Наверное, только самый твердолобый человек в окружении семьи Аркрайтов не понял, что отец Валентайна его старший брат, а никакой не Майкл. Может сам Майкал и не знал наверняка, лишь догадывался, да и Валентайн не мог знать правды, - хотя потом, с возрастом, когда воспоминания из детства стали яснее и четче, припоминал, как часто Гордон проводил с ним время, делал подарки, писал письма, после того, как съехал от них. Но в детстве он был лишь горячо любимым старшим братом.
Валентайн был рад встрече с «братом», когда они с матерью прибыли в Ньюпорт, где готовились бежать отплыть из Великобритании на ближайшем корабле.
Надо было лишь переждать одну единственную ночь в портовом городке, прежде чем по утру покинуть Соединённое Королевство.

«В ту самую ночь, поняв план о готовящемся побеге и измене матери (как на тот момент полагал Гейлон), Валентайн сбежал, пока его родители были заняты...друг другом.»

Сунув ноги в первые попавшиеся ботинки и, накинув на себя подвернувшуюся под руку, тонкую куртку, был готов бежать домой, к отцу - Майклу, путь к которому лежал через густой лес. Дорога через него обещала сократить путь к дому, а значит и отца увидел бы Гейлон раньше и быстрее.
По началу, Валентайна не испугал кусачий холод, ветки деревьев, покрытые льдом и тьма леса, наполненная странных звуков. Но, стоило ему пройти метров триста вперед, да повернуть влево, как он понял тщетность ситуации в которую его затянули его глупые мысли. А за ними страх, уныние, тлен. Потом ощущение замерзших ног. А за ним воспоминание о погибших от холода домашних кур, которые ночью выбежали из своего сарая. А там плюс на минус и вот, ты скоро сам замерзнешь и умрешь от холода. Или голода, если протянешь чуть больше. Или от хищников, если не будешь вести себя ещё тише. Ну, или-или.
Ребенку было страшно и одиноко, и ещё раз страшно. И Валентайн бы расплакался тогда, но испугался - он решил, что, если его щеки намокнут, то быстро замерзнут и покроются ледяной коркой, а потом она треснет и кожа с его лица отвалится. Дети. Но эта мысль помогла ребенку хоть как-то взять себя в руки и постараться найти обратный путь; да и просто шевелиться, чтобы не окоченеть полностью. Вызволили из тюрьмы зимнего леса, Валентайна часа через три-четыре - спасибо носам Бассет-хаундов, что привели небольшой поисковый отряд прямо к обессиленному мальчику. Родители рыдали от счастья, собаки крутились около, а Валентайн что-то нес в горячем бреду. Гейлон моментально слег с высокой температурой и букетом вирусов, получивших из-за переохлаждения.

«Несколько дней он не приходил в себя, нес какой-то бред во сне, гас на глазах...уже все решили, что он и не проснется вовсе. »

Первым делом было решено отказаться на первое время от затеи пересекать океан - Валентайн не смог бы пережить путь от одного берега к другому в таком состоянии. Следующей проблемой встало лечение - где найти доктора в маленьком городке? Нет, тут были врачи, неплохие, и они помогали Валентайну, но те, что могли помочь по-настоящему, вылечить, были в больших городах - Лондоне, например. К тому же, им все ещё надо было бежать спешить, ведь Майкл был весьма и весьма не рад поступку своей глупой жены и непутёвого сына, с которым успел попрощаться ещё годами ранее. И тогда Гордон принял решение за всех, отправится в Лондон - путей отхода из большого города всегда предоставлялась больше, чем из старого маленького городка в Уэльсе, но главное - там можно было вылечить сына. К тому же, там у Гордона были свои друзья и связи, а значит и укрытие от Майлка Аркрайта; хотя бы на первое время.

«Свои первые дни в Лондоне Валентайн не запомнил, зато прекрасно помнит, как столичные улицы быстро стали родными »

По прибытию в Лондон, Валентайном сразу занялся местный доктор, который поставил мальчика на ноги меньше, чем через месяц. Деньги накопленные Гордоном и его столичные друзья помогли скрыть место прибывание Аркрайтов и найти маленькое "убежище" в виде маленькой старой квартирки, на окраине города. «Это лишь на первое время!» - сказал Гордон, когда , только что переболевший Валентайн, попытался высказаться и вступиться за свои права, сказав, что он хочет домой.
Ещё несколько месяцев Валентайна кормили обещаниями о скором возвращении домой пока он набирался сил, которые у него отняла болезнь. А потом, как-то случайно, в очередном разговоре о доме и Майкле Аркрайте, Гордон не выдержал и выпалил Валентайну всю правду, как она есть: и об отце, и о матери, и о нем самом, обо всем. Подростки, которые уже не дети, но ещё не взрослые, но сами они себя как раз таковыми и считают, реагируют на подобное весьма остро. Сразу сгущают краски и тучи над своей головой, воображая, что весь мир против них одних. И Валентайна постигли подобные мысли и привели его к очередному побегу - в этот раз он удался. Гейлон ещё и выждал несколько дней, чтобы родители решили, что все хорошо и их сынок просто в глубоких думах; а после собрал небольшой мешок вещей, выкрал у матери несколько драгоценностей и одолжил денег у Гордона (вот так вот и одолжил, да) и дал деру.
Предполагал ли Валентайн, что улицы Лондона встретят его не с широко распростертыми объятьями? Наверное, он просто и не думал об этом. Дал деру из дому и все, а что там дальше - он не думал.
Первое время бродяжничать было тяжело: деньги Валентайн растратил быстро - на еду и развлечения( да и не много то там было), а украшения матери бережно держал до последнего.
Через какое-то время Гейлон стал таскаться с компанией таких же бродяг - мальчишек из нищих семей; правда те не сразу приняли Валентайна к себе, проведя ему испытание, смысл которого заключался в краже. Но что ж, Гейлон прошел тогда, и был чрезмерно горд собой - вот она! - новая жизнь, такая отличная от той, которой он жил всё это время в Уэльсе. Теперь то он - четырнадцатилетий мальчишка, сражающийся один на один против этого ужасного мира, - заживёт по настоящему.
Так прошел месяцев семь и снова настала зима. Холодная, суровая, от которой не спастись без укрытия. Несколько мальчишек из "пацанской банды", в те месяца пропали; кто-то говорил, что им подвернулась возможность лучшей жизни, а кто-то холодной и голодной смерти, и в этом было больше правды, чем в остальном. И подобная участь могла ждать Валентайна, если бы он был менее нагл и не прямолинеен...

«И вот, он нашел место, с которым связал свою судьбу»

Просто когда-то поздно ночью, почти под утро, голодный и уставший, Валентайн петлял по улицам Лондона, - по знакомым и не очень, - пока не наткнулся на кабак. Точнее на служебный его вход. За год уличной жизни может только опыта Гейлону и не хватало, но зато хватало смелости и наглости, особенно когда так громко и настырно урчит собственный желудок. Пробраться на кухню через приоткрытую дверь, которая будто манила внутрь, в тепло и кучу запахов, было легко. А вот выбраться, прикарманив чьи-то сосиски, будучи уже кем-то замеченным, не получилось. Мужчина смотрел грозно, глаза в глаза, ещё и молчал, что нагнетало атмосферу.
«Если вы не собираетесь меня бить, то заплатите за меня и избавьте от пытки своим взглядом» - так и выпалил Валентайн, готовясь ловить какой-нибудь, пущенный в полёт, предмет собой.
Но мужчина рассмеялся. Громко. А после предоставил Валентайну швабру и предложил ему отработать полученные калории самому.
Уже после мытья полов, мужчина, представившийся барменом и одновременно хозяином заведения "Кот в сметане", предложил Валентайну мести кабак почаще; Гейлон был рад - теперь можно было спать не на улице, а в кладовке со швабрами - здорово!

«О взрослении и понимании»

Жизнь уже обещала не нести никаких сюрпризов. Обычная жизнь обычного человека обычная-обычная и всё в этом духе.
Сначала, правда, было тяжело свыкнуться с новым образом жизни, с тем, что теперь приходится работать намывая полы. Но жизнь в "Коте" была куда лучше бродяжнечества на улице: жаль, Валентайн не мог помочь своим друзьям беспризорникам больше, чем едой и водой. Сам он ночевал в "Коте", в подсобке, вместе со своими швабрами и вёдрами. Крепкому сну часто мешал шум создаваемый ночными гостями кабака: громкая музыка, танцы, драки. Но, опять же, это было лучше, чем стоять по ту сторону окна, на улице, в поношенных ботинках и наблюдать в это самое окно, как люди внутри греются, пьют и едят.
Спустя месяца три, Гейлон, уже изрядно привязавшись к "Коту" и его хозяину, под давлением последнего, пошёл на примирение к родителям. Чуть меньше года он не видел их, даже не интересовался, где они и что с ними; чувство вины росло с каждым шагом, приближающим мальчишку к старому дому на окраине, где располагалась маленькая квартирка. Какого было удивление его, когда Валентайн увидел, сколь сильный опечаток оставил его необдуманный поступок на лицах родителей: прибавим им и лишних морщин, и седых волос, убив что-то светлое и живое и в них самих. Какого же было удивление родителей, узревших на пороге повзрослевшего - не только внешне, но и внутренне, - сына, которого уже успели списать к мертвым.
Тогда каждый узнал и открыл для себя много нового. Валентайн вдруг понял, как резко вырос в его глазах Гордон. И как он был глуп, решив, что родители желали ему зла.
Помирившись с семьёй, Гейлон не стал отказываться от своей работы: оказался он человеком не только ответственным, но и настоящим трудоголиком. Хотя ночью теперь не приходилось делить спальное место с моющими средствами: можно было возвращаться в родительский дом, в свою собственную постель.
Так же Валентайн вернулся к домашнему обучению, которое прервалось в период его болезни.
К девятнадцати годам Валентайн уже успел прибавить к своей швабре место за барной стойкой, пусть как младший помощник, но это был один из тех достигнутых шагов вперед, которыми он гордился. В юности его было много веселья, связей, знакомств, но чем старше он становился, тем от большего отказывался - веселье и потехи, на тихие и редкие вечера в одиночестве; многочисленные связи с дамами на понятие единственной любви и её "поиски"; знакомства на....нет, пожалуй знакомства только и продолжали заводиться, ведь в этом был большой плюс - информация. Всякая, разная. А за ней уже и более мелкие полезные вещицы, в виде звона чаевых.
Единственное, чего не хватало Валентайну - внутреннее спокойствие. Было ли то, о чем он жалел? Да, наверное было. Иногда парень ловил себя на мысли, что ему бы хотелось увидеть деда и посмотреть ему в глаза. Если в детстве он желал вернуться к отцу больше всего на свете, желал быть как он, желал услышать похвалу, то сейчас он просто не понимал - как тогда он мог испытывать столько теплых чувств, к этой лживой и эгоистичной жирной туше, что причиняла боль матери. В детстве всё виделось по другому, даже Гордон, который, даже притворяясь старшим братом, был большим "отцом" во всех смыслах этого слова.

«Война - как способ начать жизнь заново.»

Но желанная встреча с Майклом Аркрайтом не состоялась: братья Гордона (которых в детстве Валентайн считал своими братьями) не прекращали общаться со своими родственниками, после того, как те покинули дом. От них же, однажды, и пришло письмо, в котором сообщалось о смерти Майкла. На похороны Гордон и Валентайн поехали вдвоём, без Лиадэн, которая, кажется, боялась самой мысли о встречи с бывшим мужем; даже мёртвым.
Смерть Майла Гейлона никак не поразила: в отличии от небольшой части состояния, что была завещана Майклом Валентайну как младшему сыну. Выходит, всю свою жизнь Аркрайт старший считал Гейлона своим сыном - или хотел так считать. Может быть, как и Валентайн, последние годы своей жизни Майкл желал встретится, поговорить, извинится и, возможно, проститься. Эта мысль Гейлона расстроила: теперь внутреннего спокойствия будет трудно достичь.
От состояния Валентайн отказывать не стал, но и не начал пускать деньги во все стороны, пологая, что они однажды сыграют очень важную роль в его жизни.
И Валентайн был прав.
Незадолго до начала войны у "Кота в сметане" сменился хозяин: прежний отошел от дел. К тому времени Валентайн дорос до полноценного бармена, но вот новый хозяин был весьма не рад старому персоналу. К тому же на "Кота" у него были свои, грязные, планы. Отработав при новом владельце чуть менее полугода Гейлон ушел оттуда со скандалом, который подпортил поиски новый работы. Из-за войны поиски её стали ещё проблематичнее. Кто-то из близкого окружения обмолвился фразой, что, в "новой Англии" жизнь слаще, а трава зеленее. Обычно Валентайн достаточно консервативен и не впадает в фанатизм от простых фраз, но, видно, начавшаяся война невольно изменила направление ветра, а с ним и курс парусника судьбы Гейлона.
На часть тех денег, что достались Валентайну от покойного Майкла Аркрайта, молодой мужчина, простившись с родителями и собрав самые необходимые вещи, взял билет до Бостона, решив, что с этой новой точки и начнёт прокладывать свой маршрут.
По прибытии в Америку, нужно было принять решение - остаться в Бостоне или попробовать свою удачу в другом городе. Валентайну повезло встретить в Бостонском порту человека по имени Люк: ирландца, которым на половину являлся и сам Валентайн. Люк предложил Аркрайту работать на него барменом, на что парень почти сразу и согласился, отправившись в Нью-Йорк.
Так же Люк посоветовал Валентайну не спешить оформлять гражданство - в связи с ситуацией в мире, при случае чего, Гейлона бы призвали на фронт. Но, так как с Великобритании повестка может не дойти, считай, её и не было.
В годы войны работы было не мало, но и большого достатка она не приносила.

«Настоящее.»

Значительно вырос приход гостей в первые дни после завершения войны 11 ноября 1918 - тогда было много людей, денег и выпивки. Кто-то праздновал, кто-то кого-то оплакивал. Похожий ажиотаж сохранился и на следующий год, вплоть до января 1920. Шершавый Люк - владелец "Гарцующего Бобби", - ещё в 1919 предполагал тяжелые времена для своего "детища", но не представлял, что всё может обернутся полной гибелью дела.
Правда, что до ирландца эти ваши "сухие законы", когда в его крови течёт настоящий ирландский виски? К тому же законы, какие бы они не были, всегда можно обойти.
Валентайн, как бармен в "Гарцующем Бобби", стал одним из членов маленькой банды Шершавого Люка: днём он делал отменный кофе, а вот ночью помогал в подпольной торговле алкоголем.
Родители Валентайна всё ещё живут в Лондоне, существуя на свои собственные заработанные деньги - в помощи Гейлона они не нуждаются, как и он в их; если только моральной. Среди некоторых работниц кабака ходит слух, о тайной женитьбе Валентайна с некой девицей из простых кровей, которая и сына успела мужу подарить. Сам Валентайн никак не комментирует данные слухи; не соглашается с ними, но и не отрекается.

Навыки:

● Умение профессионально спаивать людей;
● Вынослив;
● Среднее образование:
- знает математику и географию; лишь частично ознакомлен с физикой, химией и биологией (ботаника);
- талант к языкам: владеет английским, ирландским и валлийским (Уэльс) языками; знаком с латынью (посредством ботаники и химии), что в последствии помогло овладеть испанским; разбирает французский, но больше нескольких предложений сказать пока не может - продолжает изучать;
● Умеет стрелять из обреза, который хранит под барной стойкой - так, на всякий случай, ради собственной безопасности и порядка в кабаке;
● В драке может отличится проворностью и ловкостью куда больше, чем крепким ударом;
● Очень наблюдателен;
● Обладает хорошей памятью - как на лица, так на фразы и числа;
● Умеет работать быстро и чисто. Делать несколько дел одновременно;
● Не курит табак. Редко употребляет спиртные напитки;
● Имеет страсть к коллекционированию странных и необычных вещей
● Обучен игре на скрипке и на кларнете.

пробный пост

Грант не желал привлекать к себе много внимания, дабы не мешать своим присутствием спокойной подготовке к грядущей вылазке. Но в связи с последними событиями, кои закончились не более двух часов назад, человек, известный ранее как интендант Ричардсон, а теперь и как загадочный лидер - Фантом, легко притягивал к себе всеобщее внимание. Конечно Гидеон понимал, что далеко не все сотрудники радуются или вдохновляются при виде его - многие, может даже большая часть, таят про себя недоброжелательные мысли по поводу Гранта, - у кого-то они заканчиваются недоверием, а у кого-то более красочными и кровавыми подробностями. 
Только Фантома мало волновало то, что о нём думают остальные. Главным было то, что эти люди делали или могли сделать для организации. За исключением разве тех людей, что могли стать опорой для Базы и её сотрудников, но явно хотели держать колоду в своих руках. Таких людей надо было прощупать и контролировать, присматривать за ними со стороны.
Грант сразу заметил цель своего визита – Эрик стоял рядом со своей группой, готовый покинуть Базу в целях экспедиции. Генералу же надо было переговорить с Хьюиттом без лишних ушей.  Подзывать его в открытую к себе было не слишком разумно – лишние вопросы, слухи. Гидеону то до них дела нет, а вот рядовому они могли помешать. Вещи, которые надо было решить Гранту, нужно оговаривать тихо и без лишних подозрений. Осматриваясь и проверяя работу, генерал подошёл к группе Хьюитта, что со стороны, казалось, скучают:
- Господа, ещё раз здравствуйте, - слегка наклонив голову и слегка улыбаясь, обратился мужчина к штурмовикам. – Насыщенный день, да? Наверное, в этом отчасти моя вина, - Грант прикрыл глаза, вздохнул, - Время ещё есть, могли бы передохнуть. Ну или проверить чтоб техники прикрутили всё гайки в машине, - генерал, внимательно посмотрев в глаза штурмовиков, выдержал напряжённую паузу, после чего выдохнул и огорчённо добавил, - Кажется стар я стал для шуток.  – Снова слабо улыбнулся, отведя взгляд в сторону. – Ладно, - голос стал заметно серьёзнее, а полуулыбка с губ исчезла.  -  Проверьте всё ещё раз и каждого перед отправкой, после чего можете провести оставшиеся до отправки время на своё усмотрение. Но без задержек, господа. - Грант кивнул и удалился вглубь ангара, наблюдая за подготовкой со стороны.

Как только Хьюитт остался на некоторое время без своих напарников, Грант тихо подошёл к нему из-за спины:
- Сдаётся мне, вы ещё не бывали в Теранкте, - перевёл взгляд на Эрика, - рядовой Хьюитт? – Грант не стал дожидаться ответа и продолжил – Волнение – это нормально. Как и переживание. Иногда приходится испытывать его постоянно, не зная, как же поступить правильно. Какое решение будет верным? - Фантом заговорил на полтона тише, - Очень надеюсь, что ничего страшного сегодня не случится, иначе я буду чувствовать себя виноватым что дал добро на эту экспедицию. Не хотелось бы потерять из-за своего решения доверяющих мне людей, - Грант не лукавил, говорил честно. Он лишь пропустил факт о технике, которую, в случае, тоже было боязно терять – потому что его могут не так понять. Что-что, но генерал прекрасно понимал, что в сложившейся ситуации, что потери жизни сотрудников, что потеря техники – одинаково ужасна для организации своими последствиями. Грант прошёл чуть вперед, оставив Эрика за своей спиной – Знаете, рядовой Хьюитт, чего я боюсь больше, чем смерти? – и обернулся на следующих словах – Что идея, взращённая в стенах этого бункера, не превратится в достигнутую цель. И самое страшное, что этому могут посодействовать наши с вами сослуживцы, - мужчина печально нахмурил брови, -Я же могу вам доверять о своих переживаниях? – слабо улыбнулся - Блейз Джордон  - вы же с ним знакомы? – этот человек сам себе на уме. Он эгоистичен, прямолинеен и жесток. Но он прекрасный боец и, даже если делал что- то в личных целях, это не вредило Базе. Наоборот, он и его сестра определённо готовы стараться на её благо… но, всё же меня что-то беспокоит. – Пауза – Джордан важный член нашей семьи, господин Хьюитт. Как я или вы. – Слегка наклонил голову вперёд – Но с его характером он может принести столько же проблем, сколько и блага – а может даже больше… Судить его за темперамент глупо, но, если есть такая возможность, я бы хотел предотвратить возможные проблемы. – Грант поджал губу, выдержав секундную паузу – Я хочу, чтобы вы понаблюдали за ним, господин Хьюитт. Не нужно лезть в его “грязное бельё”. У меня нет в целях ограничивать его свободу действий, просто наблюдайте за тем, как и что он говорит, как обращается с людьми, какие от этого последствия. Так же не стоит забывать о его сестре - женщины зачастую не умнее мужчин, но уж точно хитрее. Может быть, ваша наблюдательность спасёт организацию, - Грант кивнул, развернувшись – К тому же это покажет мне, насколько ты сам готов служить Хроносу. – Я желаю вам и вашей группе побыстрее вернуться домой, сэр. Надеюсь всё пройдёт гладко. -  Посмотрев на Эрика через плечо и попрощавшись с ним, Гидеон поспешил удалиться, пока Блейз или кто-то ещё не засекли его в продолжительной беседе с рядовым Хьюиттом.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Valentine G. Arkwright (2017-07-04 19:28:17)

+2

2

Добро пожаловать в "Америку 1920. Время сухого закона"!
Для того чтобы полноценно войти в игру необходимо посетить ряд тем:

1. Зарегистрировать внешность в базу данных: Занятые внешности
2. Указать род деятельности: Список персонажей
3. Заполнить профиль: Оформление личного звания
Организация:
1. Поиск партнера для игры
2. Выяснение отношений
3. Закрытый/Открытый эпизод
4. Подарки
По всем вопросам:
1. Вопросы и предложения
Не забудьте предупредить нас если будете отсутствовать продолжительное время:
1. Отсутствие и уход
ВТОРЫМ И ТРЕТЬИМ СООБЩЕНИЕМ В ЭТОЙ ТЕМЕ СОЗДАЕМ ХРОНОЛОГИЮ И ОТНОШЕНИЯ

0

3

ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ

Зима 1920. Начало игры.

"Прогулка" полисменов по различным чайным, - скрывающих в своих подсобных помещениях далеко не только чай, - приводит в ресторан "Гарцующий Бобби", двери которого уже было хотели закрыться для посторонних, превращая ночью ресторан в спикизи. <...>.

Отредактировано Valentine G. Arkwright (2017-07-14 14:07:36)

0


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Личные дела » Valentine Gaylon Arkwright| 30 y.o., бармен, Нью-Йорк.