Добро пожаловать!
Нью-Йорк не спит по ночам, он просыпается и оживает. Шумные улочки не замолкают до утра, а днем город вздыхает, томится в предвкушении вечера. Люди – дневные сонные мухи, по ночам преображаются. Окунитесь в эпоху джаза. Окунитесь в то время, когда все было можно. Добро пожаловать в мир, где балом правит музыка и алкоголь!
Навигация:


тут может быть тот, кого ты ищешь! тут может быть тот, кого ты ищешь! тут может быть тот, кого ты ищешь! тут может быть тот, кого ты ищешь!
Новости проекта:

05.09.15. - Мы открылись! Спешите занять вакантные должности, а так же не упустите возможность получить персонажа по акции, написав при этом упрощенную анкету!

Игроки недели:
имя имя имя имя
Эпизод недели:
имя
Будь осторожен, друг. Женщина беспричинно в разведку не попадает, а тем более добровольно. Такие шпионы и есть самые опасные. - Широкоплечий мужчина с грустной ухмылкой протянул руку другу и, в который раз, напомнил о том, чтобы тот был готов ко всему.

Пост недели:
имя
Благодетельница, к не удивительно, похоже искренне заинтересовалась внутренней жизнью госпиталя, или же была поистине талантливой актрисой - задавала вопросы, общалась с пациентами, спокойно выслушивала ...

Партнеры:

GLEE Священная Империя

Америка 1920. Сухой закон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Личные дела » Thomas Hart, 36 y.o., гангстер и бутлегер, Чикаго


Thomas Hart, 36 y.o., гангстер и бутлегер, Чикаго

Сообщений 1 страница 5 из 5

1


ТОМАС ХАРТ/ THOMAS HART


Возраст: 7 сентября 1884, 36 лет
Место работы, должность: владелец ночного клуба;
Место рождения: Чикаго;
Связи с криминалом: гангстер и бутлегер, племянник одного из Донов, член семьи, плотно участвует во всех делах;
Семейное положение: пока холост;

http://s3.uploads.ru/rOJua.jpg
Cliff Simon

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ


Внешность:
Рост: 1,86;
Телосложение: атлетическое;
Цвет глаз: карий;
Цвет волос: черный.
Заметными шрамами пока не обзавелся., судьба берегла от ножа или лихой пули. Борода в стиле бальбо. Заметная родинка на мочке правого уха. Короткая стрижка, и когда волосы отрастают чуть больше, заметно кудрявятся – это в маму. И вообще больше был похож на мать, итальянские гены оказались куда сильнее американских. Взять хотя бы цвет кожи – смуглый, взгляд с хитрецой и широкую улыбку.
Часто ходит в классических костюмах, рубашках и галстуках.
Характер:
Воспитание – важная штука, но оно не всегда играет первую скрипку, когда дело доходит до окружения. А именно окружение имело большое значение в формировании характера Томаса.
Он вырос со своей собственной моралью и взглядом на жизнь, которые далеко не все люди понимали.
В Томасе смешалась итальянская и американская кровь. И это отразилось на его характере. Он может быть страстным, эмоциональным, упорным, но не часто показывает свои чувства, так как его итальянская семья. Он редко повышает голос.
Несмотря на то, что дядя Драго недолюбливал отца Томаса, сам он его всегда уважал. Хотя бы потому, что он не отступился, когда влюбился в Марию и пошел до конца. Не боялся увезти ее и всегда достигал своего. Не исключено, что именно от отца у Тома эти качества: добиваться поставленных целей, несмотря ни на что.
Из сотцовских особенностей ему передалось: некая эксцентричность, гибкость, способность подстраиваться под любую ситуацию, в первую очередь видеть выгоду для себя.
Томас вовсе не злой человек, но общаться с ним следует осторожно, «все, что вы скажете, может быть использовано против вас».
Не раскидывается деньгами, хотя совершенно не жадный. Рассудительный и считает, что всегда можно договорится. Внимательный и вежливый, может быть жестким, если того требуют обстоятельства, и вряд ли будет чувствовать угрызения совести.
Любит контролировать все вокруг и быть в курсе всего происходящего. Может быть стог к себе, к окружающим, но не требует больше того, что сам не может дать. Имеет толику самодовольства.
Биография: Томас родился от союза прекрасной итальянки Марии и простого американца Джозефа Харта. Томасу всегда казалось, что у него совершенно обычная семья, такая маленькая и дружная. Родственников у отца почти не было, родители его жили где-то в другом штате, а с сестрой он практически не общался, хотя говорил, что она живет где-то в Нью-Йорке. Мать же рассказывала о том, что в Италии у нее была большая семья, но ради мужа ей пришлось уехать в Америку, и вряд ли она увидит когда-либо своего отца и братьев. Томас не вдавался в подробности, пожимая плечами и принимая не слишком подробные рассказы такими, какие они есть.
Харт-старший работал в газете и вполне мог обеспечить сыну неплохую школу, где Томас и учился.
Но когда ему было около двенадцати лет, многое изменилось.
Как оказалось, Мария не переставала писать письма домой, в Италию, несмотря на то, что долгие годы не получала ответа. Она рассказывала своему отцу все, что с ней происходило и пыталась убедить в том, что Джозеф – хороший человек, и она его любит. Писала и про рождение сына, про его успехи. Кажется, для нее это было как успокоение своей совести и попытка задобрить родителей и семью после своего побега. Она писала и писала, пока однажды не получила ответ.
Томас помнил тот день, единственный день, когда Мария позволила сыну увидеть свои слезы. Он как раз был на каникулах дома, когда пришло письмо от ее отца, и мама читала его, сидя в гостиной, от нетерпения даже не сумевшая спрятаться в своей комнате.
Дед писал, что прощает ее, что, возможно, ее муж и правда не так плох, как он предполагал. И просил помощи с тем, чтобы обосноваться в Чикаго: нужны были связи и квартиры, - тогда Томас просто не знал всего.
Мама то выглядела радостной, то испуганной и грустной, и не сразу объяснила, что происходит. Прошло около полугода, прежде чем Томас познакомился со своей семьей, и… она оказалась действительно большой, шумной… даже значимой.
Большой, потому что Томас никогда не думал, что у него может быть столько родственников. Настолько привыкший к американскому менталитету и буквально сросшийся с ним, потому как воспитывался в этой стране и имел американское имя, Томасу было сложно привыкнуть к итальянскому шуму и гаму, к этим выливающимся через край эмоциям. Со временем привык, конечно. Даже научился говорить по-итальянски, дядя Фаусто на этом особенно настаивал. Говорил, если мальчишка – Драго, он просто обязан говорить на родном языке. Правда, Джозефа Харта он все равно недолюбливал и практически не посвящал его в семейные дела. Мария была бы рада, если бы и сын остался не у дел, но не тут-то было. Томас как раз активно начал участвовать во всех делах итальянской группировки, как только закончил колледж, оплаченный дядей.
Томас оказался довольно пронырливым, хладнокровным и полезным, а это ценилось.
Джозеф Харт скончался несколько лет назад от инфаркта, ему уже было за шестьдесят. А мать Томаса до сих пор жива. Сам Томас открыл ночной клуб в престижном районе Чикаго, и еще несколько, совсем небольших, гораздо менее презентабельных клубов. Сухой закон, понятное дело, не может остановить Харта, так что клубы будут продолжать работу, а спиртное продаваться подпольно.

пробный пост

Эта история началась около недели назад. Томас Харт, самый безжалостный мафиози, рожденный в Нью-Йорке, зашел в маленький бар, чтобы опрокинуть со своими дружками-ирландцами пару бокалов виски. Местечко было так себе, первое, что подвернулось на пути, так что Харт не хотел здесь надолго задерживаться.
Но вскоре забыл об этом, увидев ее. На маленькую сцену, куда помещалось только старенькое пианино и один микрофон, вышло очаровательное создание, и у этой птички было золотое горлышко. Так что Томас посетил этот бар еще несколько раз, и обязательно посылал своего человека подарить девушке букет цветов и конфеты.
И в этот день Харт вновь зашел на выступление красотки, но уже с совершенно иной целью.
Томасу в добровольно-принудительном порядке освободили столик прямо напротив сцены, и он расположился за ним в своей привычной позе: облокотившись на спинку стула, с сигаретой и виски. Рядом сидели его вечные провожатые, оберегающие босса от назойливого внимания, кулаков и свинца.
Том не сводил взгляда со сцены, когда шло выступление, и вскоре на стол легла маленькая черная коробочка, дающая понять, что у Харта были какие-то намерения.
Когда исполнение последней песни подходило к концу, Томас наклонился к одному из своих головорезов, после чего тот скрылся за кулисами.
Выступление закончилось, а исполнительницу уже поджидали.
- Том Харт приглашает тебя за свой столик, куколка, - прохрипел в полумраке голос, по интонации которого можно было понять, что на приглашение обязательно нужно согласиться, и другого варианта быть не может.
Мужчина не отступал и, грубовато сжав чуть выше локтя, повернул девушку в нужном направлении.

Связь с вами: в лс скину при необходимости

Отредактировано Thomas Hart (2017-05-31 18:59:27)

+5

2

Добро пожаловать в "Америку 1920. Время сухого закона"!
Для того чтобы полноценно войти в игру необходимо посетить ряд тем:

1. Зарегистрировать внешность в базу данных: Занятые внешности
2. Указать род деятельности: Список персонажей
3. Заполнить профиль: Оформление личного звания
Организация:
1. Поиск партнера для игры
2. Выяснение отношений
3. Закрытый/Открытый эпизод
4. Подарки
По всем вопросам:
1. Вопросы и предложения
Не забудьте предупредить нас если будете отсутствовать продолжительное время:
1. Отсутствие и уход
ВТОРЫМ И ТРЕТЬИМ СООБЩЕНИЕМ В ЭТОЙ ТЕМЕ СОЗДАЕМ ХРОНОЛОГИЮ И ОТНОШЕНИЯ

0

3

Хронология

Особые случаи для "Микки Финна" - 6 сентября 1919
Новый закон - 17 января 1920

Отредактировано Thomas Hart (2017-06-16 23:15:33)

0

4

Отношения

0

5

Здесь будут описания заведений

hotsy-totsy
the silver slipper
indigo

Отредактировано Thomas Hart (2017-05-31 13:35:52)

0


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Личные дела » Thomas Hart, 36 y.o., гангстер и бутлегер, Чикаго