Добро пожаловать!
Нью-Йорк не спит по ночам, он просыпается и оживает. Шумные улочки не замолкают до утра, а днем город вздыхает, томится в предвкушении вечера. Люди – дневные сонные мухи, по ночам преображаются. Окунитесь в эпоху джаза. Окунитесь в то время, когда все было можно. Добро пожаловать в мир, где балом правит музыка и алкоголь!
Навигация:


тут может быть тот, кого ты ищешь! тут может быть тот, кого ты ищешь! тут может быть тот, кого ты ищешь! тут может быть тот, кого ты ищешь!
Новости проекта:

05.09.15. - Мы открылись! Спешите занять вакантные должности, а так же не упустите возможность получить персонажа по акции, написав при этом упрощенную анкету!

Игроки недели:
имя имя имя имя
Эпизод недели:
имя
Будь осторожен, друг. Женщина беспричинно в разведку не попадает, а тем более добровольно. Такие шпионы и есть самые опасные. - Широкоплечий мужчина с грустной ухмылкой протянул руку другу и, в который раз, напомнил о том, чтобы тот был готов ко всему.

Пост недели:
имя
Благодетельница, к не удивительно, похоже искренне заинтересовалась внутренней жизнью госпиталя, или же была поистине талантливой актрисой - задавала вопросы, общалась с пациентами, спокойно выслушивала ...

Партнеры:

GLEE Священная Империя

Америка 1920. Сухой закон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Личные дела » Peter Faraday, 37 y.o. детектив, Нью Йорк


Peter Faraday, 37 y.o. детектив, Нью Йорк

Сообщений 1 страница 2 из 2

1


ПИТЕР ФАРАДЕЙ / PETER FARADAY


Возраст: 1883 год и полных лет 37;
Место работы, должность: Детектив полиции Нью Йорка, ;
Место рождения: Нью-Йорк, Манхэттен, а если точнее - район Клинтон;
Связи с криминалом: За 15 лет работы в полиции знаком со многими людьми семьи Лучиано;
Семейное положение: разведен;

http://cdn-nus-1.pinme.ru/tumb/222/photo/74/09c8/7409c83ebfee1fab84752f0c7c324fba.jpeg
Tom Hardy

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ


Внешность:
"К нам уже заходил детектив, сэр. Простите, забыла как зовут. Высокий, статный. Аккуратно одетый, но не похож на этих молодых ист-сайдовских франтов. Смотрел так проницательно, словно в душу. И небрит, вот что мне бросилось в глаза. Его это не портило, но все же меня такая неаккуратность возмутила. Сразу видно, что мужчине в его возрасте необходима жена. - Мелисса Фабер, соседка жертвы.

Детектив Фарадей выглядит достойно, как человек, отчаянно цепляющийся за обломки семейного корабля. От него пахнет одеколоном, мылом, крахмалом для рубашки, но преобладали дешевые сигареты "Huff&Puff", по два с половиной цента за блок, и кофе.;

Характер:
"Вот почему в участке его между собой называли налоговиком. У всех были небольшие блокноти, или что-то вроде такого. Ну знаете, всегда что-то найдется записать. А у него была такая большая бухгалтерская книга. Было смешно наблюдать, как он ходит от двери к двери с этим гроссбухом, ну точно как налоговик.
[...] С Питом не всегда было просто. Нет, поймите меня правильно, он хороший коп. Действительно хороший коп, который, если надо, полезет в самое дерьмо, но докопается до правды. Но характер у него... Пит бы с кулакам и на небо попер, если бы ему не понравился его цвет. Но он никогда не боялся запачкать рук."
- капитан Кристофер Тарди, бывший напарник

"Мы прожили вместе семь лет и он действительно старался быть хорошим мужем и добрым отцом, но с его образом жизни... Послушайте, я хотела сохранить семью. Этот его алкогольный перегар, окровавленные рубашки - я столько рубашек выбросила, а еще больше их застирала до дыр... С ним действительно было трудно жить. Иногда, не специально, он может причинить боль. И, знаете, иногда, заглядывая ему в глаза, мне казалось, что он вообще не может любить. По-человечески. Что он может только делать вид, стараться выглядеть, как любящий супруг и отец, но не способен на это по-настоящему. Все, у чему он мог относиться с чем-то,
лишь напоминающим любовь, была его работа. Это единственное, к чему у него лежала душа."
- Елена Калахан, бывшая жена

Биография:
«Ну, Пит родом из ирландцев, знаете. Это говорит о многом тем, кто знаком с жизнью в Адской Кухне в начале восьмидесятых, да…  Питер, он был старшим среди четверых детей старого Джека Фарадея, спивающегося владельца автомастерской на углу Кингстон и 25-й. Четыре пацана – ему еще повезло, были руки для семейного дела, только характера у старика не было. Но показывать то, что он выдавал за характер, любил. А потом, кажется, в 96-м это было, самого младшего - тоже Джека, кстати - застрелили копы. Он тогда с такими же малолетками попробовал вынести кассу из ателье «У Люси», знаете, на Олд Роад? Их в той хевре* было, вроде, пятеро или шестеро. Знаю, что двоих догнали.  А пацану Фарадея не повезло. Если ты из такой семьи, да еще и родился в Клинтоне, дорога, как правило, или в бандиты, или в копы. Но чаще всего идут туда, где можно быстро и много заработать денег.» - капитан Кристофер Тарди

«У них была вполне себе обычная семья, тихие, спокойные люди. Двое дочек, такие беленькие, тоненькие – как и мама. Мистер Пит всегда здоровался, если мы встречались на лестнице. Джамалу, моему мужу, даже как-то помог с машиной. Уж долго они во дворе в ней ковырялись, пока не стемнело. Это при том, что сейчас никто черному даже руки не подаст.» - Дороти Клинтон, соседка семьи Фарадей

«Елена много раз просила его перевестись куда-нибудь в управление, на спокойную, теплую должность. Он все время обещал, говорил, что пока что не получается, что в управлении хватает людей, а на улицах – нет.  А что с того, что детектив? Детектив - такой же уличный коп, как и любой патрульный. Какая женщина выдержит бесконечную тревогу, когда посреди ночи провожает его, не зная, дождется ли утром? А перевязывать эти раны? Не удивительно, что он выпивал. Если хотите знать, я даже не представляю, как Елена объясняла девочкам, почему у папы разбитое лицо или почему их среди ночи разбудили полицейские и куда забрали отца. Елена выдержала семь лет. Я бы не смогла и года.» - миссис Сьюзан Колдфилд, сестра Елены Фарадей

«Да, Пит иногда заглядывал в бар к Фредди. Но я никогда не помню, чтобы он напивался вдрызг. Вы когда-нибудь служили в полиции? Найдите мне хотя бы одного «сухого» копа на такой работе и я вам лично поставлю ящик «Блэк Вельвет»**» - Фрэнсис Дж. Кастл, начальник полицейского управления Клинтона в 1915-м году

«Этот коп, Питер Фарадей, Вы ведь о нем спрашиваете? Да, я знал его. Хорошо знал. Его брат, кажется, звали его не то Шоном, не то Шеймусом – типично по-ирландски, как гребаного лепрекона – он одно время держал семейную автомастерскую на углу 25-й и Кингстон-роад, но потом продал её. У него с деньжатами проблемы были, крупно задолжал кому-то из людей Маранцано. Может даже просто отдал её кредиторам, в уплату. Я в эти дела не лез и сейчас не лезу. Но знаю, что он сначала пробовал сам гнать виски, а потом, когда заговорили о Восемнадцатой поправке, связался с какими-то канадцами и возил уже их пойло сюда, продолжая отстегивать Маранцано. Несколько раз он просил брата-копа прикрыть его делишки, но… кто сейчас без греха? Питер Фарадей знает свое место. Иногда полисмен и человек, вроде меня, могут быть полезны друг другу.» - Пол Молтисанти, рэкетир и бутлегер, гангстер банды Фавезе

пробный пост

Последние две ночи он почти не спал, пытаясь научить её позитронный мозг пользованию речевым аппаратом. Платиново-иридиевая конструкция не выдавала необходимых переменных для синхронизации с вмонтированным в неё устройством. Миниатюрный сервопривод, прогоняющий через полимерные мембраны воздух, вызывал их вибрацию с необходимой тональностью, чтобы робот мог более-менее внятно изъясняться. Он бился над ней, двое суток, но так ничего не смог добиться - кукла молчала, по-прежнему разглядывая его своими усовершенствованными глазами. Электронные глазные протезы, разработанные в лабораториях Пентагона; сложнейшая система линз и зеркал, имитирующих строение человеческого глаза, автоматическая регуляция дальности, четкости - независимый, автономный орган, созданный человеком. Теперь она смогла видеть мир как и все люди, не в инфракрасном спектре, а со всем богатством цветов и оттенков.
Ты знаешь, я многое мог бы тебе рассказать о цветах. Они имеют огромное значение для нас, для людей - мы придаем им символизм, огромное значение в жизни, потому даже иногда говорим "серая жизнь" или "черная полоса". Но я знал времена, когда "жизнь играла яркими красками", расцветала как... как вот это!
Он подкатился к компьютеру, где на нескольких мониторах постоянно отображались различные части тела робота, с графиками переменного напряжения, амплитудой сокращения искусственных мышц и степенью проводимости энергии. Трехмерная проекция ног пришла в движение, было видно, как нейроволокна, вплетенные в стальной позвоночник напрягаются под воздействием электрических импульсов. Робот постепенно встает, хотя стальные руки безвольно свисают плетьми, покачивая в воздухе торчащими, необрезанными проводами. Но стальное туловище, упрятанное в имитацию человеческой грудной клетки, под которой слышно жужжание сервоприводов и охладителей, медленно и неуклюже движется к огромному окну. Он едет рядом с ней, с ноутбуком на коленях, тщательно отслеживая каждый показатель и наблюдая за поступью механического человека.
- Смотри, это называется "весна". Одно из времен года в человеческом календаре, если быть точным. Но я не хочу быть сейчас точным - это впредь будет твоим заданием и образом... существования. А я хочу быть человеком. Хотя бы ненадолго. Знаешь, твое бытие будет куда более легким - в нем будет отсутствовать ненужный символизм, подтекст и полутона. Ты сможешь видеть вещи такими, как они есть.
Он горько улыбнулся, отводя взгляд. Услышал легкое жужжание фокусирующихся глаз - она что-то рассматривала, пристально изучала. Перед ними, за огромным панорамным окном раскинулся цветущий абрикос. Нежные цветы так густо усеяли ветви, что казалось это был огромный, мягкий и ароматный цветок, вдруг распустившийся под окнами цеха, где зарождалась жизнь руками человека.
- Мы часто говорим: "В моей душе наступила весна". Когда один человек слышит это от другого человека, первым делом ему приходит  воспоминание о цветущем дереве. О нежном аромате, который оно источает - ты сейчас не можешь его ощутить, но обещаю, когда-нибудь ты выйдешь отсюда и вдохнешь запах свежего цвета. У тебя будет ассоциативное мышление, как у всех. И ты, возможно, сможешь вспомнить запах цветущего абрикоса и чистую, непорочную белизну его лепестков. Это называется синестезия.
Он поднял взгляд на её лицо. Керамическая маска треснула, теперь его заменял новый череп с лицевой частью из углепластика, а снятая с планшетного ПК контактная матрица, перепаянная под форму лица из белого оргстекла создавала проекцию человеческой мимики, в зависимости от действующих отделов позитронного мозга. Он увидел, как шевелятся губы, когда она сама, без его команды медленно повернула голову и посмотрела на него.
- В моей душе наступила весна... - голос был тихий и свистящий, одна мембрана не выдержала и лопнула, но этого было достаточно. На сенсорной проекции лица проступила горькая улыбка, тайком подсмотренная у создателя.

Связь с вами: ЛС или скайп по запросу

* шайка воров, во время кражи помогающие друг другу
** Black Velvet - известная марка канадского виски
Примечание: в анкете, в качестве отсылок, присутствуют цитаты из сериала "Настоящий детектив"

Отредактировано Peter Faraday (2017-06-18 11:09:52)

+3

2

Добро пожаловать в "Америку 1920. Время сухого закона"!
Для того чтобы полноценно войти в игру необходимо посетить ряд тем:

1. Зарегистрировать внешность в базу данных: Занятые внешности
2. Указать род деятельности: Список персонажей
3. Заполнить профиль: Оформление личного звания
Организация:
1. Поиск партнера для игры
2. Выяснение отношений
3. Закрытый/Открытый эпизод
4. Подарки
По всем вопросам:
1. Вопросы и предложения
Не забудьте предупредить нас если будете отсутствовать продолжительное время:
1. Отсутствие и уход
ВТОРЫМ И ТРЕТЬИМ СООБЩЕНИЕМ В ЭТОЙ ТЕМЕ СОЗДАЕМ ХРОНОЛОГИЮ И ОТНОШЕНИЯ

0


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Личные дела » Peter Faraday, 37 y.o. детектив, Нью Йорк