Америка 1920. Сухой закон

Объявление

12.11.2017 - обновлена тема "список персонажей".
01.07.2017 - с двухмесячным нас днем рождения!
02.06.2017 - прими участие в конкурсе!
31.05.2017 - в поисках квестоплета и гейм-мастера!
25.05.2017 - важный опрос, не пропусти!
09.05.2017 - стартовал Квест №1. По всем вопросам и уточнениям обращаться в соответствующую тему или в ЛС к администрации.
01.05.2017 - "Америка 1920. Сухой закон" распахнула свои двери для желающих окунуться в одну из самых привлекательных эпох нашего времени. Успей занять все самые лакомые места и не забудь рассказать о нас друзьям! В игру требуются абсолютно ВСЕ. От обычных сторожей до детективов полиции, мафиози и мирных жителей. По всем вопросам обращаться в гостевую книгу. В скором времени будут написаны заявки на нужных персонажей. Но не стойте на пороге, проходите, регистрируйтесь и общайтесь! Может быть, нам удастся подобрать вам самую уникальную роль из всех! С уважением, администрация форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Прошлое и будущее » Остров невезения в океане есть...


Остров невезения в океане есть...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

На земле ночью только маленькие, далекие звезды в небе, иногда луна. А здесь тысячи звезд, тысячи лун, тысячи маленьких разноцветных солнц, горящих мягким нежным светом. Ночь в океане несравненно прекраснее ночи на земле! © Беляев
http://st2-fashiony.ru/pic/celebrity/pic/129094/51.gif
Участники: Vittorio Luciano и  Ruth O'Donnell;
Время и место: август 1919 года;
Погода: океан тих и спокоен;
Всего через сутки судно обещается быть в Нью-Йорке, ну, а пока есть возможность в последний раз за эту долгую неделю выпить, сыграть в карты и обменяться визитками с новыми друзьями и знакомыми.

+1

2

Грейс Коллинз, которую огромная армия фанатов звала не иначе, как Малышка Китти, была хрупкой, хорошо сложенной блондинкой, ростом на голову ниже Вито. Ее прелестное милое личико, с крохотным, чуть вздернутым, носиком, томными голубыми глазами, с розовыми ушками и чувствительными губками, могло бы принадлежать ангелу, сошедшему с небес, если бы только этот ангел не кривил так часто свои губки в капризной гримасе, что напрочь портило первое восхитительное от них впечатление. Восходящую яркую звезду Голливуда знала вся страна, на нее пускали слюни через экраны телевизоров, постеры с Китти украшали стены холостяцких жилищ, а фотографии с ней не сходили со страниц модных журналов. Но так, как Малышку Грейс  познал Лучано, с обратной, изнаночной стороны, лучше бы никому ее никогда и не увидеть.
Менее трех месяцев назад, увидев эту неземную красоту в шикарном ресторане Манхеттена, с ослепительным бриллиантовым колье на нежной шейке, с небрежно накинутой на обнаженные плечи меховой мантией принцессы из какой-то красивой сказки, в окружении свиты попискивающих поклонников, Витторио сказал своему другу Френки: «Она будет моей!»
Он сдержал свое слово всего через пару недель, даже как-то слишком быстро и легко, как оказалось, но тогда об этом не думалось. Вито упивался Китти, ее красотой и ощущениями от завистливых взглядов, провожающих его, гуляющего с нею под ручку, от приятного чувства обладания чем-то недосягаемым большинству смертных.
Чтобы закрепить свою победу, Лучано выложил козырную карту и пригласил мисс Коллинз провести с ним пару недель в Европе. Шикарный круизный теплоход «Титан» - шедевр современного технического прогресса, Лондонские вечера и бутики Парижа…

А сейчас Витторио Лучано, закрыв рыдающую в подушку Грейс в их каюте первого класса, плутал по бесконечным лабиринтам коридоров огромного чрева теплохода, застеленного красными дорожками. Молодой человек так и не переоделся после ужина. Он был в новом, с иголочки, парижском смокинге от месье Буше с улицы Клеманс Ройе, в безукоризненной сорочке – очередной прихоти мисс Коллинз. Она была настойчива, впрочем, на тот раз Вито недолго сопротивлялся ее убеждениям. Месье оказался действительно мастером высшей категории и стоил своих денег. Дополняли гардероб тонкий хлопковый плащ с длинными полами и пара черных туфлей лакированной кожи.

Из салонов доносилась музыка, слышались веселые голоса и смех – там играли в карты, пили коньяк и шерри, вели светские беседы, но ему это было не нужно. Осточертело, обрыдло, надоело до тошноты. Где-то глубоко внизу, под многочисленными палубами и переборками, раздавался гулкий стук сердца Титана, тяжелый и равномерный, словно удары отбойных молотков в рудничной штольне. Хотелось убежать, но некуда – вокруг расстилался бескрайний океан.
Попавшийся стюард, наконец, подсказал нужное направление. По ослепительно освещенным палубам Вито поднялся наверх, распахнул дверь и вдруг оказался в ином мире, на носу корабля, где царила удивительная тишина. В лицо ему брызнул прохладный соленый ветер, распахнул полы плаща и растрепал волосы. Парочка молодых совсем людей, обнимавшихся в полутьме, при его приближении упорхнули внутрь парохода. Итальянец прошел вперед до упора, до самого борта, и остановился, завороженный.

«Титан» держал курс прямо на запад. Темною грядою, застилая горизонт, с запада надвигались грозовые облака. Казалось, что это высокие предгорья, и судно вот-вот в них врежется. На том месте, где час назад закатилось солнце, в черном небе, словно угасающий жар костра, еще мерцали красновато-серые отблески.
А внизу, в глубине, шумел великий океан. Он мерно и мягко зыбился – черный, блестящий, точно густая смола, разлитая до невидимого горизонта. Время от времени волна, шипя, ударялась о борт судна, и слышался долгий шорох, словно кто-то выгребал шлак там, в темной бездне.

Закрыв глаза и подставив лицо резкому бризу, Вито с наслаждением вздохнул полной грудью. Это было как раз то, чего он искал этой ночью – бескрайнее спокойствие и свобода...

+1

3

"Титан" на всех парах приближался к Новой Земле. С каждой новой порцией угля в машинном отделении становилось все жарче. Парни, работавшие тут уже вторую смену подряд изнывали от жары и пота, буквально застилающего глаза. Все в саже, раздетые почти по пояс они таскали ведра с черным углем и лопатами подкидывали его в по-адски распаленные печи.
Здесь, в святая-святых трансатлантического лайнера все шло своим чередом. И не скажешь, что всего несколькими десятками метров выше расположился совершенно другой, отличный от этого, мир. Мир, в котором есть место красивым нарядам, черным отутюженным костюмам, пенсне на цепочке и выпивке. И этому миру было совсем невдомек, что под ними находится настоящий город, благодаря которому они все еще держатся на плаву.
- Позвольте угостить вас чем-нибудь? - к барной стойке подсел мужчина.
На вид - лет сорок с небольшим. Виски уже покрыла седина, низкий голос заставил Рут вздрогнуть. Она не была готова к тому, что ее одиночество будет так бесцеремонно нарушено.
Честно говоря, отправляясь в это путешествие она хотела в большей степени отдать дань мужу, побывала в Лондоне и навестила его мать и отца. Они еще хоть как-то держатся. Рут ожидала, что будет хуже. Миссис О'Доннелл очень трагично восприняла смерть Олливера. На несколько месяцев она и вовсе слегла, все думали, что больше она не поднимется. Но, мысль о том, что ей еще стоит повидать внуков, хотя бы от любимой дочери придала, по видимому, слабому сердцу, силы.
-  У меня уже есть шери, - Рут мягко улыбается и кивает на столешницу, где перед ней расположился стакан на плоской ножке.

Завязался разговор. Каждый говорил о своем. Билли (как оказалось зовут незнакомца) поведал Рут, что он на круизном лайнере совершенно один и вот уже неделю не знает как подступиться к ней, все кругами ходил, а тут все таки решил подойти.
Такая откровенность сбила Рутти с ног, она на несколько минут и вовсе замолчала, пытаясь решить насколько уместно данное заявление. Ей все еще думалось, что со смерти Олливера прошло несколько месяцев, хотя календарь неумолимо показывал, что несколько лет. И, по сути, ей уже было нечего опасаться досужих  разговоров о слишком короткой памяти.
- Может быть прогуляемся? Тут так душно, - Билл с недовольством оглядел просторный бар.
- Ну что ж, я не против, - пожала плечами Рут и пара покинула общую комнату, продвигаясь по прохладной палубе дальше, к носу корабля.

- А что привело вас на "Титан"? - вкрадчивый голос нового знакомого заставил Рут взглянуть на его профиль.
- Ничего особенного, была в Англии у родственников, а этот лайнер - самый удобный транспорт, который шел назад. Кто откажется отдохнуть недельку в море, особенно если не страдает морской болезнью? - улыбнулась Рут.
В полумраке зажженных фонариков и ламп ее черное платье, все усыпанное бисером и бахрамой мерцало ярче чем звезды в небе. Черного цвета чалма скрывала прическу, открывая лишь кончики волос ближе к ушам.
До носа корабля они дошли быстро. Рут оперлась о перила и стала вглядываться вдаль. Впереди было темно, острый холод кольнул по плечам, молодая женщина задрожала, но виду не подала.
- Слушай, так может мы не будем терять времени? - оглядевшись по сторонам и поняв, что за ними никто не наблюдает, Билли пристроился за Рут и нагло положил ей руку на бедро, вначале сжимая его, а после по-скотски самоуверенно скользя ладонью все выше, собирая при этом гармошкой платье.
- Что вы делаете, прекратите немедленно! - повысила голос Рут и стала упираться. - Вы с ума сошли? - она попыталась ударить Билла, но получила отпор.
Билл развернул ее к себе лицом. Звонкая пощечина рассекла тишину, Рут остолбенела.
- Что, думала, что ты самая лучшая сука в этом чертовом притоне? Закрой пасть, - не обращая внимание на сопротивление дамы Билл не оставлял попыток забраться ей под юбку.
- Пустите меня! - скорее взмолилась, чем закричала Рут.

+1

4

Ночь и тишина, ветер и волны…
Громада теплохода неслась вперед, разрезая тьму Атлантики стальным мечом в руке Титана - настоящего Бога среди кораблей. Молодой человек так и стоял, зажмурившись и не смея пошевельнуться на эфесе этого гигантского меча, слившись с ним в единое целое и растворяясь в окружающей тьме. Последние отблески заката давно померкли. Впереди остались только звезды, молчаливые, вечные и безучастные…

Происходящее метрах в десяти за спиной Лучано, никак не вписывалось в эту картину. Оно по определению не могло бы вписаться вообще никуда в нормальной человеческой жизни, оно даже просто не имело права на существование.
- Закрой пасть!..
Больше, чем трусов, Вито презирал насильников. Тех, кто пытается скрыть за собственной грубой силой и хамством свою ублюдочную личину жалких тварей, нелюдей, животных в образе людей.

Вспомнилась Бэкки Чандлер, симпатичная девчушка со 106-й улицы, вечно улыбавшаяся до ушей и поминутно убирающая за ухо свою непослушную светло-русую челку. Бегавшая с ними наперегонки, с такими же чумазыми пацанами из своего района, и постоянно таскавшая домой бездомных маленьких котят или поскуливающих мокрых щенков из вонючей сточной канавы. И ее хрупкая ручонка, с бледной полупрозрачной кожей, вся перепачканная грязью и кровью, безжизненно болтающаяся с края носилок…
Более старшие мальчишки говорили, что насильник сперва долго бил ее по лицу, до тех пор, пока девочка совсем не стихла и не перестала дергаться, лишь булькая и захлебываясь в собственной крови. А потом… Что он делал потом, Вито предпочитал не знать. Взрослые же вообще старались никогда не говорить об этом, надолго замолкая и отворачиваясь в сторону.

Ночь и тишина…
- Пустите меня!..
Его отделяло от них шагов восемь-двенадцать по палубе теплохода. Можно было крикнуть, заставив негодяя понять, что они не одни, можно было позвать помощь, и в любом случае вынудить его прекратить свои действия, но все произошло иначе.
Темная тень скользнула от противоположного борта «Титана». Та самая, что еще минуту назад была с ним одним существом, безудержно рвущимся вперед сквозь чернильный океан, упиваясь своей свободой и вселенским спокойствием.
Он появился беззвучно за спиной у человека, слишком увлеченного своей жертвой, чтобы что-то замечать вокруг. Лучано ударил справа ему в область уха, вложив в этот удар весь вес своего тела, помноженный на вскипевшую внутри ненависть и отвращение. Человек упал на палубу грузным мешком с мясом и костями, похоже, даже не успев понять, что, собственно, произошло.
Еще в падении, через доли секунды, он ударил его снова и снова. И снова, изо всех сил, не чувствуя ни боли, ни времени, он продолжал наносить удары уже в бесчувственное тело. Возможно, он издавал какие-то звуки, рычал, что-то кричал – пелена застлала его взор, гнев ослепил и оглушил итальянца. А перед глазами стояла улыбающаяся Бэкки, и капля густой алой крови медленно стекала по ее лицу…

+1

5

Для Рут было потрясением такое отношение к ее персоне. Супруг никогда не позволял себе грубостей в ее сторону. Что уж говорить о мужчинах ее круга, которые все, как один, старались угодить даме и выглядеть джентльменами в ее глазах.
Наверное, вольности войны заменили у некоторых систему ценностей. И то, что было недопустимым до боя на поле битвы, стало вполне нормальным после того как они вернулись домой. Билл не производил впечатление хама, но как оказалось, Рут плохо разбирается в людях. И свидетельство этому цепкие пальцы мужчины на ее бедре, которые ползли выше. Его горячее и не свежее дыхание с оттенком выпитого алкоголя и табака.
На мгновение молодой женщине подурнело, она подумала, что еще немного и ее стошнит. К голу подкатил неприятный комок, который заглушил даже возможность выкрикнуть что-то о помощи. Мысленно она просила у Олливера прощение, за то, что с ней случится сейчас.
Все случилось неожиданно.
В момент, когда Рут решила, что ее уже ничто не спасет, а репутация ее будет погублена мерзким типом на морском судне, с которого даже сбежать не получится в случае позора, на помощь ей пришел, что не говори, настоящий ангел-спаситель.
Правда в лице молодого мужчины с жесткими чертами лица и взглядом полным ненависти, которую тот и обрушил на горе-насильника. Удары сыпались на Билла один за другим. Незнакомец, определенно, хотел выбить душу из мужчины.
Рут же приросла к перилам и какое-то время неопределенно моргала, приходя в себя, а когда Билл захрипел и явно потерял сознание, не то от шока, не то от боли, она попыталась остановить мужчину:
- Сэр, прошу Вас, он не стоит того, чтобы на ваших руках была его кровь! - взмолилась миссис О'Доннелл и попыталась коснуться плеча ее спасителя, чтобы точно обратить на себя внимание. - Стоит позвать кого-то из управляющих, или капитана, чтобы он разобрался с этим проходимцем. До Нью-Йорка остались всего сутки, завтра мы будем в городе и там его сдадут местным властям, - она говорила быстро, запинаясь на словах и подбирая некоторые слишком тщательно. - Он не стоит того, чтобы вас... - она запнулась и замолчала, глядя на своего спасителя почти умаляющим взглядом, который говорил: "Прошу вас, остановитесь, пока не поздно!".

+1

6

Кровь пульсировала в висках, гулко долбила кузнечными молотами в тонкие стенки черепной коробки, грозила разорвать эту хлипкую оболочку своим давлением. Воздух со свистом вырывался сквозь стиснутые зубы.
Молодой человек все-таки остановился. Невероятным усилием заставил себя прекратить превращение в фарш некогда такого уверенного в себе человека. Он так и продолжал стоять подле своего поверженного врага на коленях, опустив руки и глядя куда-то сквозь него, просто в никуда.
Гнев потихоньку отступал, вновь уступая место невероятному спокойствию. Только теперь это спокойствие было подкреплено удовлетворением от чувства собственной правоты, от справедливости собственных действий и решений. Ведь кто знает, чем бы закончилась эта ночь для несчастной девушки, не окажись он волею случая рядом.

Лучано поднялся на ноги и повернулся к незнакомке. В полутьме он не мог как следует разглядеть ее лица, но и так было ясно, что она напугана до чертиков. Еще бы! Наверное, нечасто ей приходилось оказаться в подобной ситуации. Такое могло бы, наверное, «сбить с копыт» любую женщину, даже самую невосприимчивую и выросшую в самом злобном и вонючем районе города, и привыкшую ко многому. Что уж говорить о светских дамах, катающихся нынче на шикарном трансатлантическом лайнере и, скорее всего, падающих без чувств при виде какого-нибудь безобидного паучка или клопа.
Вито оглядел молодую девушку. Вернее, ему так показалось, что она молода и весьма хороша собой. Стройная фигурка, еще не успевшая изуродоваться жировыми наслойками хорошей, сытной жизни. Шикарный вечерний наряд, переливающийся тысячами мерцающих звезд, сошедших на палубу теплохода и материализовавшихся в женском теле. Приятный, несколько «грудной» бархатный голос. Такой голос может свести с ума многих мужчин, одним только своим звучанием и тембром, заставляя судорожно сжиматься их грудные клетки и пробегая по позвоночнику легкой дрожью. Правда, не сейчас, не в такой ситуации, когда он так предательски дрожит и грозит «сорваться».

- Мисс, вам надо уйти… - тихо прохрипел итальянец. – Вам не надо здесь быть.
Дыхание его еще восстанавливалось после встряски, грудь вздымалась и опадала. Порывы холодного ветра помогали прийти в себя не хуже ведра с ледяной водой, вылитого на голову.
Он посмотрел себе под ноги. В темном углу под палубной переборкой, где валялся человек, мало что можно было разглядеть, но Вито показалось, что в районе головы лежавшего медленно расползается темное пятно. Это было плохо.
Вообще, хорошего во всей этой ситуации было мало, что и говорить, но это было плохо совсем. Похоже, что он не рассчитал своих сил (да он и не пытался этого сделать в тот момент), и теперь надо было думать, как из нее выйти без ненужных последствий. Такие последствия не были нужны ни ему, ни, уж тем более, его новой знакомой. Надо было сделать все возможное, чтобы этого не допустить.

Витторио вновь обернулся к девушке и придвинулся на шаг. Так, что аромат ее духов на несколько секунд затмил собой запах ночного океана.
- Послушайте, мисс, - он постарался сказать это как можно мягче. С нее на сегодня было достаточно резких моментов, чтобы и сейчас пытаться ее напугать. – То, что здесь произошло… Вам надо забыть это, как страшный сон, понимаете? Ничего не случилось. Просто плохой сон…
Он сделал паузу, давая ей собраться с мыслями.
- А сейчас вы пойдете в свою каюту и постараетесь уснуть, хорошо? – оставалось надеяться, что человек, лежащий сейчас на палубе, не разделял с ней ранее эту самую каюту. – И никогда больше не будете это вспоминать…

+1

7

Насилие, жестокость, ненависть - Рут никогда не приходилось сталкиваться с подобным. всю свою жизнь эта молодая женщина росла в обстановке полного спокойствия. Ее "лодка" даже на волнах не покачивалась, а ровно плыла куда-то вдаль, к одной ей знакомым берегам.
Столкнуться с кем-то подобным Биллу для нее было настоящим шоком. Так что не удивительно что на какое-то время она прилипла в перилам не в силах ни сделать шаг в сторону, ни попросить незнакомого защитника остановиться.
Она смотрела, часто моргала и не могла ничего сказать, а когда нашлись слова было уже поздно.
Рут не знала как умирают люди. Ей было невдомек, что кто-то может безнаказанно лишить кого-то жизни. Отнять то самое, что отнять не в праве никто другой, кроме Бога. А теперь эта лужа крови, которую она так хорошо помнить даже сейчас - стоит только закрыть глаза и вспомнить.
Из-за этого Рутти перестала пить красное вино, оно вызывает у нее дурные воспоминания и вводит в состояние грусти, молчаливости и опустошенности. Каждый раз, когда ниточка мыслей доводят ее до того самого вечера на лайнере "Титан" ей становится не по себе. Она будто бы чует металлический запах крови. 

Незнакомец сделал несколько шагов и остановился на очень близком расстоянии от Рут. Если бы она сделала еще хотя бы пол шага, то они бы стояли нос к носу. Яркие зеленые глаза женщины были устремлены на глянцевый пол палубы. И на мужчину, под которым слишком быстро расплывалось кровавое пятно.
Рут, казалось, не слышала слов мужчины.
"И никогда больше не будете это вспоминать…" - медленно подняв глаза на него миссис О'Доннелл не спешила идти прочь.
Она будто бы сломалась, взгляд стал отрешенным, и проходил сквозь Витторио. Она видела и не видела его. Не замечала ничего вокруг. На мгновение ей почудилось, что это все дурной сон, или что ей это лишь показалось.
- Кажется я перебрала с алкоголем, - зачем-то говорит она вслух и снова переводит взгляд на палубу. - Он умер, да? - молодая женщина кусает губы, на жемчужных ровных зубах остаются следы от карминного цвета помады.
Красное на белом.
- Он умер...Господи Иисусе. Как же так. - Рутти снова заглянула в его глаза.
Черные, полные неоправданной и необъяснимой жестокости. Глаза более злые и мрачные она видела впервые в жизни. Рутти похолодела и инстинктивно обняла плечи, силясь закутаться от ветра.
- Он же умер, да? - все повторяла она.

Американка ощупью пробиралась по тускло освещенным коридорам к своей каюте. Держась за стены и глупо глядя перед собой она и не помнила как дошла до кровати, как разделась, отрывая крючки и пуговицы с собственной одежды. Ей казалось, что она испачкалась, что на ней столько грязи, что не смыть всей водой Тихого океана.

+1


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Прошлое и будущее » Остров невезения в океане есть...