Америка 1920. Сухой закон

Объявление

01.07.2017 - с двухмесячным нас днем рождения!
02.06.2017 - прими участие в конкурсе!
31.05.2017 - в поисках квестоплета и гейм-мастера!
25.05.2017 - важный опрос, не пропусти!
09.05.2017 - стартовал Квест №1. По всем вопросам и уточнениям обращаться в соответствующую тему или в ЛС к администрации.
01.05.2017 - "Америка 1920. Сухой закон" распахнула свои двери для желающих окунуться в одну из самых привлекательных эпох нашего времени. Успей занять все самые лакомые места и не забудь рассказать о нас друзьям! В игру требуются абсолютно ВСЕ. От обычных сторожей до детективов полиции, мафиози и мирных жителей. По всем вопросам обращаться в гостевую книгу. В скором времени будут написаны заявки на нужных персонажей. Но не стойте на пороге, проходите, регистрируйтесь и общайтесь! Может быть, нам удастся подобрать вам самую уникальную роль из всех! С уважением, администрация форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Реальное время » Полночный Блюз


Полночный Блюз

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

"Из призрачных теней ночи снова встает знакомая действительность."
— Оскар Уайльд

http://www.kritikanstvo.ru/games/m/mafia2/images/mafia2_pc_171221.jpg
Участники: Duane Finnegan, Ruth O'Donnell;
Время и место: Улочки близ ночного Бродвея, медленно перетекающие в ресторан "Harris House". В районе 22.30 — 2.00. 18 января 1920 года. Впрочем, никто не следит за временем;
Погода: Снежно. Иногда сквозь снег просачиваются капельки льда. На улицах большие снежные шапки, а люди, укрывшиеся пальто, снуют по улочкам;
Описание. Любовь с первого взгляда. Так можно описать многие отношения... но Рут и Дуэйн совершенно другие. Их пересечение было во многом случайно. Оба они были молоды, однако научились на своих ошибках. Красивы по годам, стильны и имеющие тысячи масок дабы скрыть собственные личины. Один, позерства ради, в очередной раз отправился в один из бродвейских ресторанчиков, тогда как леди Рут вышла на прогулку, дабы насладиться видами ночного Бродвея. Но в дело вмешался сломанный каблук...

Отредактировано Duane Finnegan (2017-05-15 00:24:25)

+2

2

Финнеган старательно разглаживал утюгом каждый шов на собственном костюме. Сформированный хор из складок создавал единую симфонию тщательно выглаженного белья. Однако, до идеала ему было еще далеко — прыгнувшая на него собака чуть было не испортила все планы на вечер. Грязными лапами она помяла вещь и свалила её со шкафа, и теперь мафиозному лорду приходится переглаживать вещь заново, дабы она не испортила впечатление, которое было создано туфлями, пиджаком, жилеткой и кепкой. Голова при этом была накрепко уложена, а в глазах виднелся некий проблеск гнева.
Ну на кой черт ты привел сюда бигля, Шон? На кой? — с языка Дуэйна гневно срывались ругательства. Однако, среди них не было ни единого оскорбления. Финнеган не любил оскорблять людей, зато ругал отменно. — Фух, как же я хочу пива. Кто-нибудь, принесите стакан.
Минуту, босс. — провинившийся бандит уж было собирался пойти по побегушкам. Шон был славным малым. Прошедший Первую Мировую ветеран, ныне он стоял перед светилом криминального общества несколько смущенно, как ребенок, у которого украли игрушку. Пусть и прославился он в разы больше. Привыкшая к Springfield M1903 рука ныне держала лишь поводок собаки, которая молча уставилась на Финнегана. Небось, злорадствовала еще.
Да уж не надо, сам разберусь. Ты лучше собаку разговаривать научи... и да, это тоже была шутка. — тут Шон оказался несколько подоходчивее. — Подруливай за пивом. Или тебе водки?
Думаю, что первое. Только немного. — гангстер показал жестом на самое донышко. Взгляд его серых глаз был мутным и непонятным, и, в отличии от "живого" Финнегана, на пиво как сумасшедший он не глядел. Дуэйн же
жадно пожирал взглядом бутылку, которая осталась со времен начала "сухого закона". Оных у него было много, спрятано по всему дому. Ирландец. Первая ценность в жизни — алкоголь. Или свобода. Или оружие. Тут уж как карта ляжет. Налив себе маленький стакан, он выпил его залпом, после чего, вытерев с бороды капельки эля, произнес слегка на горле.
Достаточно. Теперь пора на Бродвей. Надеюсь, они уже высохли.
Может, мне Рекса от греха подальше в другую комнату убрать? — робко спросил медленно пьющий пиво джентельмен. В этот момент эмоции Дуэйна Финнегана зашкаливали. Еле сдерживая порыв гнева, он, предварительно выдохнув и поставив стакан, вдруг проорал.
Гениальная идея! Одна идея восхитительней другой. Так что же ты раньше-то так не придумал? Авось не пришлось бы мыть и гладить брюки.
              "Но почему он дерет их из-за брюк? Мелочь же?" — спросите вы, недоумевая. Не для Дуэйна. У него была странная страсть разыгрывать из себя бездельника. Скитаясь по Нью-Йорку, раз в месяц он напяливал на себя маску эстета и джентельмена дабы отправиться кутить в один из лучших ресторанов города. Ту, что больше всего сияет огнями реклам. И тот обед со вкусом и шиком, который ждал его сегодня, к сожалению, был перенесен. Но, может, и не к сожалению... ночной Бродвей дает немало интересных новостей.

*****

            Вечернее путешествие. Для многих эта фраза обозначает выкранный у скаредного дядюшки Времени часок-другой на то, чтобы облазить все трущобы города. Часть людей предпочитает романтично бродить по набережным. А некоторые, как Дуэйн, просто гуляют. Им все равно, зачем гулять и все равно, где. Но Финнеган словно олицетворял собой совмещение второго и третьего, ведь гулял он с шиком. Если бы не кепка и характерные черты лица, его не спутать с интеллектуалом, пустившимся в прогулку или же приезжим из охваченных войной России, Турции или Германии. Хотя, в Турции таких франтов не было. Белый костюм, потрясающий в своем блеске, отлично сидел на мускулистой фигуре мужчины в расцвете сил. А под одеждой на всякий случай был припасен нож-бабочка и "Маузер", для внештатных ситуаций. Мало кто ожидает увидеть интеллектуала с пистолетом, тем более на Бродвее.
           Этот вечер был источником возрождающегося блаженства. Сидеть под пальмами в кругу бонвиванов, в вихре звуков невидимого оркестра, смотреть на завсегдатаев этого рая и чувствовать на себе их взгляды было столь же необходимым, сколь и есть, пить (это же ирландец), стрелять и материть англичан на чём свет стоял. Уже завтра наш герой, облаченный в кожаную куртку, будет выбивать кастетом долги, а сейчас он, встречая увлеченные взгляды людей, имеет образ некого прожигателя жизни, не иначе принадлежащего к дворянскому роду. Взгляды были разные. Угрюмые, манящие, вызывающие, но все идущие к пути или от пути наслаждений. Казалось бы, ничто не предвещает неожиданностей.

+2

3

Сколько простоты и элегантности в черном цвете. И он одинаково хорошо подходит для любого случая. Пожалуй, черный вообще можно считать универсальным. В нем не стыдно выйти в свет, он прекрасно оттеняет бледную кожу, черный можно носить при трауре...
Рут завела руки за спину и стала медленно застегивать маленькие шелковые пуговицы на любимом платье, шитом на заказ у Джессики. Сидело оно идеально.
- Подай мне пальто, шляпку и перчатки, Тина, - потребовала Рут, переводя взгляд на свою юную камеристку, которая казалась слишком неподходящей для этой работы.
Ухоженная, как для представителя своего класса, умеет держаться на людях, не лишена такта и достоинства...если бы Рут не знала ее историю, то подумала бы, что эта юная леди сбежала от своих родителей из золотой клетки во взрослую жизнь. Но девочку ей порекомендовала подруга, а за ту поручился ее брат. Как водится, Тину все таки взяли на работу.
- Да, мадам, - девушка скрылась за дверью гардероба и вернулась уже с необходимым набором вещей. - Быть может желаете взять зонт? На улице мокрый снег, обещали, что может сорваться дождь, - предупредительно посоветовала Тина.
Рут на мгновение задумалась, но отрицательно качнула головой.
- Эндрю готов?
- Да, автомобиль ожидает вас у двери, - улыбнулась девушка и помогла своей хозяйке накинуть на плечи пальто и поправить волосы, непослушными кудряшками выбивающиеся из-под узких полей шляпки-клош. 

Дорога от Лонг Айленда до Манхеттена заняла не много времени. Если бы не снежные заносы и скользкая колея, припорошенная снегом, и кое где застывшая ледяной глыбой слякоть - было бы совсем замечательно. Рут куталась в теплое пальто и смотрела в окно. Снег срывался, время от времени заставляя Эндрю приводить в движение дворники, которые монотонным скрипом счищали с лобового стекла маленькие водяные точки.
По обе стороны от дороги стояли высокие столпы деревьев. Укутанные плотными шапками густого и тяжелого снега они, казалось, застыли в собственном величии, уснули до самой весны, когда появится первое теплое солнце и разбудит почки, вновь заставляя самые верхушки украситься живописной зеленью.
- Эндрю, останови где-нибудь на Бродвее. Я хочу пройтись пешком. Встретимся напротив ателье Джессики, думаю, что я попаду туда не раньше чем через час или два, так что можешь заняться своими делами.
Уже через десять минут она, с помощью водителя, выбралась из теплого салона авто на студеную улицу и отправилась не торопливым шагом в самый эпицентр столпотворения.
На Бродвее всегда было оживленно, особенно вечерами. Тут можно встретить разных людей. Нью-Йорк вообще город-солянка. Но тем он и прекрасен.

Рут уже более сорока минут гуляла по улочкам, сворачивая то на одну, то на другую, но не уходя далеко от освещенного софитами Бродвея. Ей хотелось попасть на премьеру мюзикла, но билеты, неожиданно, оказались раскуплены, стоило подумать об этом заранее. Расстроенная она набрела на чайную. Впорхнула в нее расточая стойкий аромат своих духов, отряхивая с пальто снег и попросила чашку горячего черного чая с молоком и сахаром.
Пока готовился напиток Рут смогла оглядеться по сторонам. Ни чем не примечательное заведение, занято всего лишь несколько столиков. Грустные и усталые мужчины о чем-то говорили за барной стойкой. Рут не прислушивалась, она уже протянула руки к чашке сладкого чая, о которую можно согреть задубевшие пальцы.
- Спасибо, - улыбнулась молодая женщина, поднимая взгляд на седого бармена.

Кажется, Рут потеряла счет времени к тому моменту, когда ей бы стоило уже вернуться к назначенному месту встречи. Перебегая, кажется, пустую дорогу она была так увлечена разглядыванием оставшихся метров до Бродвея, что чуть было не упала на мокрый и грязный асфальт. 
- Ай! - Рут успела ухватиться правой рукой за фонарный столб, который не дал ей упасть навзничь.
Девушка подняла левую ножку и осмотрела причину своего бедствия - каблук практически отвалился, но беда была даже не в этом. Когда Рут попыталась ступить на ногу, та отдалась острой болью в лодыжке.
На лице ее красноречиво застыла гримаса боли и страха. Она вдруг осознала, что совершенно одна на практически пустынной улице и ей не у кого даже попросить помощи, хотя, где-то впереди замаячил мужской силуэт. Рут не могла упустить этот шанс:
- Сэр! Прошу Вас, сэр! - позвала она мужчину. - Вы...не моли бы мне помочь? - смущаясь спросила она.
Ее бледные щеки залились густым румянцем, Рут перевела взгляд на ногу.
- Кажется, я повредила лодыжку.

+1

4

Сэр! Прошу вас, сэр! — на другой стороне пустынной улицы раздался стон. Завернувший на пустынную улочку мужчина, орудовавший тросточкой и мечтающий погрузить свои зерцала в стакан виски, неожиданно видит хрупкую девушку. Маленькая хрупкая фигурка, томный серо-серебрянный взгляд, тонко накрашенные губы. Каштановые волосы были уложены, а простое неброское пальто было столь прекрасным, что легким веянием напоминало о Деборе. Нога её издавала отчаянный скрип, а руки пытались отчаянно починить каблук.
           Дебора, что же ты и здесь меня преследуешь... Каждым мгновением он вспоминал Дебору. Её глаза, её волосы, её столь же бунтарский характер. Рыжая сильная независимая девушка, полная загадки, однако постоянно носящая черное. В отличие от множества любовниц до и после Деборы, она знала его именно как бандита, бандита жестокого и отчаянного. Однако, была с ним. Возможно, поэтому он её и ценил. Возможно, это и стало причиной веяния сердца, которое подсказало ему, что такое настоящая любовь. Настоящая любовь — это не секс с красавицей. Не партнерство, не фиктивный брак. Не постоянные ссоры во имя попытки исправить. Это поддержка выбора друг друга, уважение и доверие.
         Рука "благородного дона", лежавшая в кармане, вдруг резко повернулась вместе с туловищем. Глаза, приметив девушку, вмиг ответили её помощи взаимностью. Спустя мгновение он побежал. Побежал вприпрыжку, в лакированных туфлях, касаясь снегом и рискуя самостоятельно подскользнуться. Однако, он был более везуч, нежели дама. Не прошло и нескольких минут, как он достиг места, после чего попытался затормозить и чудом остановился у полусломанного дорожного знака. Он взглянул на обувь. Туфли его были запорошены грязью, однако метод "плюнуть и отполировать" сейчас был не самым джентельменским занятием. Надо было помочь даме.
Как шпана становится джентельменом. Хоть фильм снимай.
          Финнеган выдохнул и слегка отряхнул шевелюру от снега, после чего помог ей подняться, ведомый лишь собственной безотлагательной вежливостью.
Осторожно... вот так. — сказал Дуэйн, помогая девушке добраться до стенки.
Вам очень больно? Вам помочь еще в чем-либо? Быть может, смогу проводить вас до дома. Вам одной лучше не надо идти в таком наряде. Это южный квартал и здесь полно ирландских бандитов.И ты встретилась с самым влиятельным из них. — Дуэйн усмехнулся в душе, но не показал виду. Не дай Бог шпана нападет... и сразу же пойдет брататься. Маска сольется по полной.

+2

5

И вот он, словно рыцарь из давно забытой сказки, мчится к ней на всех парах...не заботясь о скользкой дороге и возможности упасть. Рут затаив дыхание наблюдала за приближением незнакомца. Ее глаза цветом в лето выцвели на тягучем морозе, губы были плотно сжаты, а сама она поежилась как цветок не ожидавший быстрой прохлады. Так и стояла, держась одной рукой за столб, а второй придерживая полы своего длинного пальто, открывающего только щиколотки, которые и были затянуты в изящные сапожки из тонкой кожи какого-то там бедного животного. Ряд маленьких черный пуговиц на черном. И каблук, некстати оторвавшийся от этого маленького произведения искусства и безжизненно болтающийся на добром слове.
Джентльмен едва не упал, Рут громко вскрикнула, но ему удалось удержаться на ногах, правда влетел он в сломанный дорожный знак знатно.
- Сэр, прошу вас, осторожней, а то нас двоих отсюда забирать будет некому, - тихо рассмеялась Рут.
В данной ситуации оставалось только шутить. В общем-то ничего ужасного и не произошло. Только нога болит. Она покрутила стопой вначале по часовой стрелке, а после - против. Болело, но терпеть можно.
Позволив его сильным рукам приобнять ее и проводить до стенки она благодарно улыбнулась и сжала локоть незнакомца своими пальцами, затянутыми в кожаные перчатки черного цвета. Она попыталась наступить на ногу и тут же поморщилась.
- Не сказала бы что очень плохо, но ступаю на ногу с трудом. Я вывихнула ее, должно быть, - повторилась молодая женщина и снова легко покраснела, украдкой глядя на него еще раз.
- Я и не предполагала, что тут так опасно! - Рутти округлила свои хорошенькие глазки и с полным в них ужасом огляделась по сторонам.
- Как хорошо, что мне ни на кого не удалось наткнуться, - она улыбнулась. - Как хорошо, что я встретила вас, а не то мне пришлось бы пробыть тут кто знает сколько времени.
- Меня ждет водитель на Черч-стрит. Но я просто физически не дойду туда пешком, - она поджала губы и перевела взгляд на свою ногу с комично почти отвалившимся каблуком. - Так что я с удовольствием приму ваше предложение и останусь у вас в долгу, мистер... - она вопросительно посмотрела на незнакомца, давая ему возможность представиться.   
Мимо на большой скорости промчался автомобиль, поднимая вихрь белого снега и оставляя за собой шлейф аромата бензина. Рут поморщилась от резкого аромата и часто заморгала, поднося к носу ладонь.
- Люблю Нью-Йорк, но он полон ужасных ароматов с тех пор, как по его улицам стали ездить автомобили, - тихо рассмеялась Рутти, пытаясь все таки перенести вес на правую ногу, которую она и подвернула.
- Меня зовут Рутт О'Доннелл, - молодая женщина заправила за ухо непослушно выбившуюся из-под шляпки-клош прядь темных волос.

+2

6

Ай. Под слегка порванной штаниной чувствовалась боль.
Слегка порванная — это рваная дырка, из под которой вихлялась нитка. Синяк. Царапина, издававшая неприятное ощущение. Еще бы два сантиметра и попало бы по связке. Боль, впрочем, не была вопиюще сильной и почти никак не отразилась на Дуэйне. Он, встав, вдруг услышал шутку улыбающейся девушки, героини торжества. Она покрылась румянцем, а из под шляпки были видны слегка вылезшие темные волосы. Пальто было все в снегу. Сама она упала на дорогу. Губы в остальное время были плотно сжаты, а сама она поежилась на снегу, не ожидая прохлады и причудливо держась за фонарный столб. Еле были видны слегка тёмные щиколотки, которые внизу были укутаны красивыми сапожками. У Дуэйна была изначальная мысль отобрать и сапожки, и пальто, ведь они производили впечатление дорогих. Можно сказать, очень дорогих. На днях Бродяга Рут, один из банды "Висельников" в пабе рассказал ему о том, как отличать дорогие вещи от дешевых на первый взгляд и таким образом определять жертв. И если верить ему, то сейчас перед Финнеганом стоял очень дорогой лот. Однако, Дуэйна задел комплекс джентельмена. Эта девушка положила его на лопатки своим взглядом. Хочется почувствовать себя... благородным жуликом.
Сэр, прошу вас, осторожней, а то нас двоих отсюда забирать будет некому. — раздавшийся после этого смешок слегка разряжал обстановку.
Не в первый раз падаю, áilleacht. — ирландский акцент ему все больше нравится. И ирландские слова. Если бы количество отданных слов было бы равно количеству отданных вещей, то он оказался бы в раю. Ирландский, английский, французский были любимыми его языками, однако на французском он общался с исключительным гаитянским акцентом — этому языку его учил член одной из подобных банд.
Не сказала бы что очень плохо, но ступаю на ногу с трудом. Я вывихнула ее, должно быть. — повторилась молодая женщина и снова легко покраснела, украдкой глядя на него еще раз.
Вам очень больно? Вам помочь еще в чем-либо? Быть может, смогу проводить вас до дома. Вам одной лучше не надо идти в таком наряде. Это южный квартал и здесь полно ирландских бандитов.       
Меня ждет водитель на Черч-стрит. Но я просто физически не дойду туда пешком, — она поджала губы и перевела взгляд на свою ногу с комично почти отвалившимся каблуком. — Так что я с удовольствием приму ваше предложение и останусь у вас в долгу, мистер... — она вопросительно посмотрела на незнакомца, давая ему возможность представиться.
О, это еще не было окончательным предложением. — Дуэйн улыбнулся. Кажется, он вошел во вкус. — Я направлялся в Harris House. Это на Бродвее, неподалеку.
Там готовят превосходное мясо, а я, как ирландец, люблю подобное. Когда-то подавали вино... но "сухой закон" путает мне планы. Быть может, мы вместе зайдем туда?

             Вскоре, по улице промчался автомобиль, поднявший вихрь белого снега. За рулем был виден "Малыш" Джо и несколько его девочек. Это был один из членов "Семьи Кедрового Бульвара", один из меньших. Он был среди тех, кто посылался на грязную работу и по мелким поручением. Бабник...
Гонщик по улицам, прожигатель жизни. Но кто знает, может, это не Джо... Дела Джо — это дела Джо.
Девочка же отреагировала на это. Она задала Финнегану вопрос.
Люблю Нью-Йорк, но он полон ужасных ароматов с тех пор, как по его улицам стали ездить автомобили.
Но в автомобилях есть немало хорошего. Они облегчают нам жизнь. Хотите совет? Ради красоты посоветую гулять подальше от Манхеттена или по береговой линии. — после разговора с Рут Дуэйну казалось, что он таки сможет ей обеспечить безопасную прогулку. Или нет.
Меня зовут Рутт О'Доннелл, — девочка улыбнулась и тихо рассмеялась, слегка шатаясь в силу временной хромоты.
Дуэйн Финнеган.А ведь хорошее имя. Рутт.

+2

7

Не окончательным предложением? Рут внимательно смотрит на незнакомца, силясь понять второе дно в этом продолжении. Хотел ли он сказать, что еще не принял решение, помочь ли ей, или же под этим скрывалось нечто иное?
На гладком бедном лобике залегла заметная складка, но ее прикрывала шляпка, так что Дуэйн не мог видеть озадаченности молодой леди, которой хотел сейчас помочь.
Но его улыбка...Рутти похолодела до кончиков пальцев.
Мясо. Стейки. Она любила мясо, вопреки всем домыслам, что оно портит цвет лица и вредит пищеварению и что-то там еще, чего начиталась ее матушка в скучных французских журналах. Рут не признавала обеда без куска стейка средней прожарки. Право же, как можно выжить питаясь только листьями салата? А покушать миссис О'Доннелл любила. Чего не скажешь по ее стройной и даже, слегка, худощавой фигуре.
С недоверием она глянула в очередной раз на мужчину и задумалась.
"Действительно, а чего тебе стоит просто пообедать с тем, кто тебя спас?" - спрашивала она саму себя. - "Это ведь сущие пустяки за благородный поступок".
Вслух она произнесла:
- Это меньшее, чем я могла бы вас отблагодарить, - смущенно-тихо ответила Рут.
Он говорил, а она слушала его, немного приоткрыв губы и как бы проглатывая каждую мысль, которой он с ней делился. Рутти смотрела на его губы. Узкие, строгие, губы сильного и независимого мужчины, который умеет управлять людьми.
От него веяло этой самой силой, и молодую женщину она обволакивала, заставляла тянуться к нему навстречу, слушать еще более внимательно, прислушиваться.
- Автомобили, бесспорно, это очень удобно. Но я выросла во время очаровательных экипажей и открытых саней, в которых можно было мчаться по узкой колее все дальше и дальше. Закрываешь глаза и слышишь топот копыт... - Она так увлеклась своим рассказом, что не сразу заметила, что стала активно жестикулировать свободной рукой и даже прикрыла глаза, уйдя на какое-то время в воспоминания.
Детство.
- Очень приятно, мистер Финнеган. Я безмерно Вам благодарна, что вы не оставили меня в беде, - Рут снова улыбнулась мужчине.
Их глаза встретились и на этот раз она не отвела взгляда, глядя на него прямо, немного смущаясь, о чем говорил румянец на щеках.
- Наверное, нам следует все таки двинуться в путь. Судя по тому, что вы сказали об этом районе тут неспокойно, - она оперлась на предложенный Дуэйном локоть и они медленно пошли в сторону, освещенного всеми огнями мира, Бродвея.
Снег лениво кружил в воздухе. Погода переменилась. Вместо обещанного потепления температура достаточно заметно клонилась к минусовым значениям. Снег не таял, им запорошило тротуары и дороги. Какие-то мальчишки, явно сбежавшие из дома с столь поздний час, играли в снежки, время от времени попадая в случайных прохожих. Каждый из них, случайно введенный в игру, реагировал по своему. Кто-то грозил пальцем, кто-то просто не замечал происходящего, но были и такие, кто отвечали лавиной новых снежных шаров, наскоро слепленных из мягкого пушистого снега.
- Ваша нога не болит, мистер Финнеган? Мне казалось, что вы ее все таки повредили, - Рутти с опаской посмотрела на порванную штанину безупречного выглаженных брюк ее спасителя.

+1

8

Реакция Рут на предложение была, судя по всему, неоднозначной. Девушка была и удивлена, и согласна, и напугана. Странная эмоция, когда вас приглашают в один из лучших ресторанов города, не так ли? По опыту Финнегана, Harris House был одним из лучших ресторанов, оставшихся со времен Старого Нью-Йорка. Когда еще лошади, а не машины, словно иглы проходили через пространство все так же угрюмых улиц, "Дом Харриса", американский ресторанчик американской кухни с американским руководством, продолжал радовать глаз. Несмотря на скромность в подаче (эмблема, например, включала в себя лишь белый текст на бордовом фоне), внутри ресторана была прекрасная атмосфера... рэднечества. Словно вы попали в ту эпоху, когда завоевывался Дикий Запад и вот, мимо вас пролетел ковбой, погоняющий стадо. А за ним орущие на испанском бандиты с револьверами длиной с предплечье 14-ти летнего ребенка. Оно находилось на Бродвее и включало в себя несколько залов на 20-40 человек, в которых, несмотря на дороговизну, всегда был ажиотаж. Однако, столик на двоих у него все же был. На случай, если Аарон пьяным голосом скажет уходящему Дуэйну: "А не скушать ли нам по салатику?" Кто-то рассказывал о причудливых легендах основания заведения, будто индейцы пожаловали им секреты своих блюд, но товарищ Финнеган в это не верил, руководствуясь соображениями вкуса.
           В отличие от многих, Дуэйн никогда не толстел. То ли организм такой, то ли еще что-то, но скаредный Дядюшка Жир миновал его организм, оставляя владельца счастливым и благодарным. И поэтому он очень много употреблял интересных блюд. Но самой любимой для него была немецкая кухня, что была некоторое время под запретом, из-за чего свои колбаски он не ел очень долго. К счастью, в Harris House ввели их как блюдо спустя три месяца после объявления войны с Германией.
Это меньшее, чем я могла бы вас отблагодарить, — смущенно-тихо ответила Рут.
Тогда идем. Нас там уже ждут. Ян ван дер Ваат, директор заведения, человек очень радушный. В свое время этот голландец познакомил меня с новыми сортами пива, а также вселил в меня вечную любовь к голландской кухне. Добрый толстячок. Как кончится "сухой закон", отправлю ему ящик виски.Уже отправил, но бутылочку и с собой. Он еще благодарить меня будет.
            Разговаривая, девушка все больше поглощалась воспоминаниями и забывалась, её интонация сбивалась, а щеки розовели, будто она – влюбленная четвероклассница. Но, может быть, в этом и дело? Дуэйн был не против. Он — человек, который умеет пользоваться собственной привлекательностью. Даже сейчас он, словно Самаэль, опутывает невинную девушку сетями. Но... может быть, она его опутывает? Кто знает, вдруг какой-нибудь дон Моранте или кто-то из иных итальянских личностей послал к нему очаровательную убийцу? Но пистолет он доставать не стал. Зубочистка в кармане. Хватило бы одного удара, а бить уж он умел.
Автомобили, бесспорно, это очень удобно. Но я выросла во время очаровательных экипажей и открытых саней, в которых можно было мчаться по узкой колее все дальше и дальше. Закрываешь глаза и слышишь топот копыт...
Я вырос в Ирландии. Наш городок, Лимерик, был не самым большим. Когда я учился в школе... — и тут он понял, что в школе в основном торговал алкоголем и сколачивал шайки. Об этом впечатлительной девице лучше не рассказывать. — словом, было много интересного. Но лошадей мало. Мой отец из рабочего квартала. Он отправил меня сюда, чтобы я выбился в люди. Я и мои друзья основали небольшую фирму. На 200 человек, ага. Которая грабила другие фирмы и называлась словом "ОПГ". Ага.Сейчас на доход и живем. Мать с отцом кормлю как раз, им надо отдохнуть.
Наверное, нам следует все таки двинуться в путь. Судя по тому, что вы сказали об этом районе тут неспокойно, — сказала обеспокоенно Рут. А Дуэйн все думал, как выпутаться, ведь он по факту контролировал всех их.
Мы и идем. Не надо торопиться. В случае их визита я с ними поговорю. Ирландец поймет ирландца, я уверен. Они меня послушают.
         А девушка все продолжала разговор. Фактически, Финнеган лишь отвечал на её вопросы. Но так даже и лучше. Не надо заботиться о длительной беседе. Дебора была такой же... в свое время.
Ваша нога не болит, мистер Финнеган? Мне казалось, что вы ее все таки повредили.
Ааа... это? Пустяки. И не такое было. — самым страшным повреждением штанов в его жизни была удачная автоматная очередь в ногу. С тех пор он всегда носит с собой пистолет. Сейчас взял "Люгер", который позванивает у него во внутреннем кармане. Главное, чтобы Рут не увидела.

+2

9

Рут никогда не была любительницей громкого светского отдыха, в который включался беспрерывный кутеж до самого утра и посещение, обязательное, лучших ресторанов города. Может быть, когда Олливер был жив, когда все было более-менее понятно она и любила веселиться. Но сейчас?
Женщина прикрыла глаза, и перед нею всплыла картина Трефового Вальта. Просторный зал гомонящих гостей. Одни пытались сбежать, давя других. Кто-то прирос к своему стулу не в силах и пошевелиться. И в эпицентре всего этого действа она, Рутти. Красное на белом.
Ей стало дурно, голова пошла кругом от одной только мысли о том, что О'Доннелл старалась забыть вот уже как несколько дней. Полиция, приехавшая на вызов просила связаться, если у Рут появится новая информация по поводу погибшего. Брат в шоке не мог понять за что добропорядочного Скотта могли застрелить. Репутация у него была одна из самых блистательных в обществе, работал честно, отец - член парламента и высокий человек. Да Нельсон даже худого слова не сказал за всю жизнь. А тут - пристрелили в спину как собаку.
"Ужасная смерть", - подумала Рутти и поджала губы, но списать это можно было на боль в щиколотке.
- Вы так по-доброму описали владельца, что я потеряю многое, если не познакомлюсь с этим чудесным человеком, - Рут немного расходилась и теперь на ногу можно было потихоньку наступать.
Ирландия. Чудесная страна. Они с Олливером были там в свадебное путешествие. Заехали навестить его сестру, которая вернулась на историческую родину после того как вышла замуж. Бэтси осела в Дублине. В прекрасном городе, который показался бы обывателю Нью-Йорка настоящей пещерой и скучным углом на краю света.
Но природа - какая же там природа! Бескрайние степи, за которыми видно деревья на расстоянии в тысячу, две тысячи шагов...десять тысяч шагов! Скалистые утесы, спускающиеся к самой воде. Непослушно разрушаемые стихией. Ее волны накатывают на эту монументальную красоту, шумят как тысячи чаек. А воздух? Доводилось ли вам когда-либо вдыхать нечто более свежее и прекрасное? Легкие наполняются как паруса фрегата, раздуваются, ширятся и вот ты уже готов дойти куда угодно и пройти как можно больше - только бы этот по-настоящему волшебный день не заканчивался.
Ирландия чудесная страна и Рут вздохнула.
- Я была когда-то давно в Ирландии, но это было настолько давно, что кажется уже совсем неправдой, - молодая леди огляделась по сторонам, перевела взгляд на своего спутника. - Но от страны у меня остались позитивные впечатления. Я бы даже сказала волшебные.
Может быть для того, кто всю жизнь, или хотя бы большую ее часть прожил в Ирландии она ни чем не отличалась от той же Америки, но более спокойной. Но для Рут это был другой мир. Олливер показал ей, что есть кое что и кроме этих бетонных небоскребов, закрывающих своими макушками даже небо. 
- Ирландец поймет ирландца, я уверен. Они меня послушают. - американка с интересом взглянула на Дуэйна.
Интересно, с чего он взял, что его поймут? И не с таких пальто и ботинки снимали даже в более лютые морозы. Рутти слышала несколько таких рассказов, правда всегда отмахивалась, считая, что с ней подобного уж точно не произойдет.
И все же что-то в этой фразе заставило ее напрячься и повнимательней вглядеться в профиль нового знакомого.
- Тогда хорошо, - кивнула Рут и улыбнулась. - Потому как я совершенно не настроена куда-либо убегать. У пташки скрыло сломано... - она залилась громким смехом, словно зазвенели колокольчики.

+1

10

Harris House представлял из себя отличное заведение для тех, кто не видел разницы между деньгами и фантиками. Внутренние залы были целиком покрыты красным цветом словно это была скотобойня, а отнюдь не ресторация. Столы были деревянными, даже не обработанными, что, впрочем, давало заведению немного лоска. Лампы сверху органично сочетались и давали непринужденное вечернее освещение, делая заведение похожим на уютный вечер в театре. В дальнем углу стоял рояль, на котором играл достопочтенный мистер Виттельберг. Этот мужчина лет 55, гордый носитель сталинских усов был профессионалом своего дела. Кто-то даже говорил, что он когда-то играл в нескольких филармониях, однако позже в силу немецких корней потерял работу и жизнь.
           Впрочем, пока и Финнеган, и Рут были лишь на пороге. Войдя в дубовые двери, они были встречены официантом. Это был пожилой мужчина, еще старше Виттельсбера, с пенсне на глазу и одетый под стать заведению. Отнюдь не габардиновые брюки прекрасно дополняли туфли из нежнейшей на вид кожи, которые Дуэйну тут же захотелось приобрести. Однако, он держал себя в руках. Помогая Рут снять пальто и взяв его в руки, он параллельно беседовал с официантом, который, к слову, отлично знал личину Финнегана.
Мистер Финнеган, рады вас видеть. А эта госпожа? Познакомите? — на губах появилась притворная улыбка. Ну давай, покажи мне, что ты рад меня видеть. Сегодня я заказываю музыку.
Здравствуйте еще раз. У вас слишком приятное заведение, чтобы здесь не остаться. — Дуэйн был под стать обстановке, вызвав легкий смех официанта, после чего обратился к Рут. — Посиди здесь. Сейчас я повешу куртку.
           Подойдя к гардеробу и положив курточку, он, надевая сменные туфли, заодно спросил бабушку-"божий одуванчик".
Извините, тут девушка каблук сломала. У вас часом не будет пары каблуков на некоторое время? — в руке тем временем появился доллар. Он тонко намекал на то, что пропажа чей-то пары обуви будет на его средствах.
Да, конечно. Я постараюсь придумать что-нибудь. — сказала растерянно. Но доллар таки взяла.
           Вскоре, подошедшая с помощью "заказавшего музыку" Рут
примеряла туфельки. Дуэйн тем временем разговаривал с официантом.
Эх, красное вино ведь запретили?
Ну как, сударь, "сухой закон". Хотя и я бы, и вы выпили бы сейчас сухого, разве нет?
Конечно. А что насчет чая?
У нас есть несколько сортов индйиского. — тут стоит заострить внимание. Хозяин заведеия, человек разумный, договорился о "крыше" с Финнеганом, который, как оказалось, умел слушать. В процессе получения дани О'Тул с товарищами хотели заказать чайку и были недовольны степенью изысканности напитка (мол, белый чай скорее зеленый, чем белый), на что мастер уверенно сослался на дефицит и предложил им "Молочный Улун". Согласие у последних он получил, однако при докладе Финнегану это вызвало у последнего озабоченность и Дуэйн позаботился, чтобы из Индии им послали груз, полный лучших сортов индийского чая.
Тогда белого. Надеюсь, сейчас он у вас есть.
А как же. — официант усмехнулся. — Что-нибудь еще?
Да нет. Дождемся гостью сначала. — после чего Финнеган посмотрел на Рут, — Ну как, подходят?
           Естественно, что он услышал согласие. "Крышуемые" старались, как могли. Фактически, это было "контрольной закупкой" или проверкой сверху. Называйте как хотите.
         Финнеган подошел и, сняв пальто и отдав его в гардероб, спросил.
Ну, как тебе туфельки? Говорю же, вежливость решает всё. Каблук тебе починят. Так ведь?
Да, конечно. — гардеробщица в это время ненадолго отстранилась с туфельками, обратившись, видимо, к кому-то еще.
Вот и славно. Да и вообще, как тебе заведение, Рут? Я долго выбирал его как самое лучшее на Бродвее. Разве что картин не хватает. Надо будет поговорить с хозяином. Кстати, официант, он здесь?
Да, у себя в кабинете.
Отлично, я загляну как попьем чайку.

+1


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Реальное время » Полночный Блюз