Добро пожаловать!
Нью-Йорк не спит по ночам, он просыпается и оживает. Шумные улочки не замолкают до утра, а днем город вздыхает, томится в предвкушении вечера. Люди – дневные сонные мухи, по ночам преображаются. Окунитесь в эпоху джаза. Окунитесь в то время, когда все было можно. Добро пожаловать в мир, где балом правит музыка и алкоголь!
Навигация:


тут может быть тот, кого ты ищешь! тут может быть тот, кого ты ищешь! тут может быть тот, кого ты ищешь! тут может быть тот, кого ты ищешь!
Новости проекта:

05.09.15. - Мы открылись! Спешите занять вакантные должности, а так же не упустите возможность получить персонажа по акции, написав при этом упрощенную анкету!

Игроки недели:
имя имя имя имя
Эпизод недели:
имя
Будь осторожен, друг. Женщина беспричинно в разведку не попадает, а тем более добровольно. Такие шпионы и есть самые опасные. - Широкоплечий мужчина с грустной ухмылкой протянул руку другу и, в который раз, напомнил о том, чтобы тот был готов ко всему.

Пост недели:
имя
Благодетельница, к не удивительно, похоже искренне заинтересовалась внутренней жизнью госпиталя, или же была поистине талантливой актрисой - задавала вопросы, общалась с пациентами, спокойно выслушивала ...

Партнеры:

GLEE Священная Империя

Америка 1920. Сухой закон

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Личные дела » Diego Drago, 31 год, адвокат, Нью-Йорк/Чикаго


Diego Drago, 31 год, адвокат, Нью-Йорк/Чикаго

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


Диего Драго / Diego Drago


Возраст: 5 марта 1889 года, 31 год
Место работы, должность: частный адвокат, есть своя небольшая контора.
Место рождения: Париж, Франция
Связи с криминалом: да, является сыном одного из Донов чикагского подполья, часто помогает “своим” выкручиваться из проблем с законом. Изредка участвует и в более крупных делах.
Семейное положение: холост, надеется таким и остаться.

http://savepic.ru/14129401.jpg
Jude Law.

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ


Внешность: Ярок, в меру привлекателен, планирует таким и остаться. Диего немного модник: то жёлтый жилет под коричневый костюм, то зелёная тройка, то гамаши поверх красных лаковых туфель, ну и конечно же шляпы-хамбург или канотье на гольф и скачки. Результат это не нарциссизма, а здорового эгоизма. Диего любит выглядеть хорошо, а если есть деньги на зелёную костюмную шерсть - почему бы и нет? Волосы укладывает по случаю или наличию времени, порой они начинают виться крупным “бараном”. К слову, свои блондинистые волосы он унаследовал от матери, несколько выбиваясь из черноволосой толпы Драго. В остальном вполне “в породу” - высок, скуласт, с отцовским носом, бровями и волевым подбородком.
В движениях Диего, как типичный сангвинник, чуть суетлив. Постоянно что-то вертит, ходит быстро, по ступеням всегда взбегает, имеет привычку скидывать одежду на ходу и на ходу же решать вопросы.
Улыбчив, редкий лицедей. Голос… вполне себе обычный голос, без братского низкого тембра или отцовского рычания, даже обидно немного.
Имеет несколько незначительных шрамиков на торсе, но серьезных ран не получал.

Характер: Для Диего весь мир - бурлеск, варьете, сатира (ну или в редких случаях трагикомедия). В котором люди могут быть зрителями, режиссёрами постановок, актёрами на сцене, ну либо тем чуваком, что за кулисами считает деньги, собранные за вход. Он свято уверен, что каждый человек сам выбирает себе роль по вкусу.
А бурлеск, собственно, потому что над миром Диего предпочитает смеяться, восхищаясь им одновременно. Он из тех людей, кто, одновременно, невероятно циничен к христианским ценностям, и одновременно невероятно восторжен лицемерием  “добрых граждан”. И недобрых тоже. Его всегда пленила и забавляла мысль, что играя на предрассудках людей, их желании быть кем-то или соответствовать чему-то , можно стать святым, будучи мясником, народным любимцем, будучи рекитиром, или объектом ненависти, будучи просто толстым заикой. Главное всё подать с “шиком-блеском”.
Он оптимист, сангвиник, явный экстраверт, кутила, но не мот или праздный бездельник. Отец прямо и рано дал понять, что сидеть на мешках с его деньгами он не даст. А ещё Диего циник: может смеяться даже над потерявшей 3-х летнего сына вдовой, но в силу воспитания - за глаза. Закономерно вытекает, что он лицемер. “Публичная” сторона Драго и его “изнанка” со всем этим сатиричным цинизмом словно день и ночь не похожи. На публике он всегда доброжелателен, галантен к дамам, по-приятельски приветлив с мужчинами, внимателен к старухе с клюкой. В баре, среди родни и отцовских “Аспидов” он будет высмеивать прошедшее дело, где оправдал головореза, разорившего чужую ювелирную лавку. Сопереживать, впрочем, умеет, он же не асоциальный кассовый аппарат. Только со своими двойными стандартами,  больше будет сопереживать “девочке” из их кабаре, которую побил клиент, нежели жене проигравшегося в пух и прах в их игорном доме “слизняка”. Есть “свои” и есть “чужие”, и для них законы разные.
Действительно привязан к семье. К обоим “семьям”. Он чтит омерту, и уже принимал участие в наказаниях за нарушение оной. “Для нас нет других настоящих друзей, кроме тех, кто целовал руку Дону”. Искренне любит своих родителей и братьев/сестёр, дядю (и прочих, не будем углубляться в генеалогию), хоть и шутит порой что точно будет путаться в именах племянников (а их уже 5!!). Дела семьи у него всегда на первом месте.
Диего унаследовал фамильное упрямство и достаточно волевой характер, спрятанные под “пушистой шерстью” шуток и учтивости. Его трудно запугать, сам запугивать умеет, как пресловутый волк, сбросивший овечью шкуру. Но делать этого не любит. Ему слишком нравится обманчивая роль компанейского душки. Под ней прятаться удобно. “Загребать жар чужими руками”, - это про Диего. Ему импонирует образ серого кардинала, “режиссёра”, реже - “Лорда Герни” при “Дориане Грее”. Это всё впитывается в его общее впечатление о мире, как о месте которое ты творишь сам.
Доселе так и не был ни разу “безумно влюблён”, хотя точно также “не может без женского общества”. Желательно на раз или два. Желательно без слёз и претензий.
Не умеет строить многоступенчатых планов, скорее импровизатор и стратег, часто меняющий тактику под ситуацию. Это очень полезно в зале суда, где каждая улика может стать обоюдоострым мечом и ударить по тебе. 

Биография: Отпрыск по-итальянски большой семьи, хотя родился не в Италии… да и вообще в “родной Калабрии” и не был то никогда. Он появился на свет в Париже, недалеко от знаменитой улицы Монмартра, в семье закоренелого и “потомственного” мафиози Фаусто Драго и бывшей “девочки” кабаре “Чёрный кот” - Шерил Драго. На родильном столе его матушка сначала клятвенно пообещала “больше никогда” и “обойдётся одним”, а потом родила мужу ещё двух детей. И у матери, и у сына всегда было плохо с “зароками” и словом “никогда”.
Диего уже в осознанном возрасте, и уже в Америке, узнал историю, по которой отца зашвырнуло во Францию вместе с братом Марко и ещё пятью мафиози: в Калабрии в 1880х шла ожесточённая делёжка. Почти нищая провинция жила собственной войной, и “Аспиды”, группировка его деда, принимали в ней активное участие. В одном деле старший сын, Фаусто, убил не только главаря вражеской группировки, но и подмазанного полицая крупного чина. То, что должно было укрепить положение едва всё не сгубило. Дед принял решение “временно укрыть” старших сыновей во Франции, у старого приятеля, а потом временное перешло в постоянное, а ещё чуть позже дед и вовсе отправил их “осваивать” Америку. Но пока ещё рано.
Пока Диего, живой малый, растёт на материнских мурчащих песнях, сидит в баре на коленях бандитов и висит на хвосте у старшего сводного брата, Леона, с которым у них сложились весьма тёплые отношения. Маленького Диего очаровывали пёстрые образы Монмарта, этой улицы порока. Он иногда бывал в гримёрке подруг матери, ведь сама она после свадьбы выступать перестала. Иногда подглядывал с крыш в маленькое окно на выступление танцовщиц Кан-Кана, или подслушивал отцовские разговоры в кабинете на третьем этаже снимаемого дома.
У них всегда в доме было много народа, мафиози предпочитали держаться вместе, особенно тут, где они мало того, что в меньшинстве, так ещё и живут на чужой милости, потому мальчик с детства привык к общению с взрослыми.
Несмотря на свой образ жизни, а может и благодаря ему, Фаусто придерживался мнения, что дети должны получить хорошее образование, чтобы у них был выбор, которого не было у него самого - быть ли бандитом, или найти легальное дело. Самый старший брат Диего, Рейнальдо, уже пошёл по фамильной линии, так почему бы хотя бы младшим не дать другое будущее? Потому Диего даже успел отучиться один год во французской протестантской семинарии (будучи крещёным католиками, но тут уж чёрт ногу сломит в этих теологических вопросах), прежде чем семья села на огромный лайнер и долгие несколько месяцев добиралась в США. В Чикаго.
Именно туда дед потихоньку перевозил “Аспидов”, проигрывая в борьбе за власть стремительно растущей Ндрангете, но сам перебраться не успел. Когда Фаусто с (уже) шестью детьми, женой, братом, невесткой и всей прочей этой огромной “семьёй” сошёл в Нью-Йорке, встретивший его мафиози пожал ему руку и сказал, что теперь он Дон уже не столь многочисленных “Аспидов”. В общей сложности, в 1898 под началом Фаусто было около 50-ти человек, и целый “обжитый” другими группировками город. Предстояло много работы…
До положения сил равного их текущему, весьма сильному, группировка шла лет пятнадцать. Диего успел отучиться в школе, первое время с большим трудом. На корабле Шерил сдружилась с одной француженкой, что свободно говорила по английски, и уговорила эти несколько месяцев учить её и детей основам языка. Но всё равно, этого было мало, да и Американское пуританское общество предпочитало загонять эмигрантов в национальные школы и не пускать их дальше сельскохозяйственных институтов, которые были одними из немногих доступных не “коренному” населению. Всем тем проблемам, с которыми отец, брат и дядя сталкивались, чтобы отбить район, нормальное образование в школе, Диего был только свидетель. Но, как оптимистично отмечает парень, эта благая цель послужила хорошим стимулом для бежавших с семьями “Аспидов” не лезть под каблук чужого лакированного ботинка, а утверждать свои права. Фаусто сделал ставку на игорные дома, кабаре, бурлески, ставки, поскольку на тот момент их контрабандные каналы либо погорели, либо были не надёжны. В целом, он этого вектора так и придерживается, с горячей поддержки сыновей. Сначала они подмяли один местечковый бар и устроили там подпольные бои, со ставками, и уже потом начали влазить на чужие территории. Весёлое было время, Диего с матерью и братом как-то чуть заживо не сгорел в машине при покушении, а потом сгорел дом их врагов. Какое несчастье!
К тому моменту, как Диего окончил среднюю школу “Аспиды” разрослись почти до 200 человек за счёт эмигрантов со всё той же Калабрии и немного Каморры, Сицилии. Они уверенно держали три квартала, и целую улицу со своими кабаре, пока остановившись на этом, и заключив “статус кво” с прочими группировками. Более того, из-за агрессивной деятельности тогдашнего мэра Харрисона и его прокуроров, бандам пришлось забыть о разногласиях, чтобы выжить. Так что с 18 до 25 он учился и начал карьеру в период затишья.
Это было такое блаженное время… Эпоха прогрессивизма набирала обороты, как раскрученное маховое колесо. Средний и нижний класс всё больше влияли на политику, Диего чувствовал себя всегда в центре движения. А это он всегда любил. Это было невероятно забавно - народ, в некотором смысле, боролся с ними, с коррупцией, с продажностью властей, но в тоже время - работал на них. Разоблачительная журналистика (любимый инструмент Диего до сих пор), своим ядовитым пером колола не столько “бедных итальянских эмигрантов”, а прокуроров, шефов полиции, судей. И в это время он учился законам, что менялись на следующий день. Нет, это был не самый приятный момент в обучении, но какая же бочка мёда без ложки дёгтя?
Конечно, всё это движение рекошетило и по “семьям”, но на то, что Управление по контролю качества продуктов и лекарств было создано после скандальной книги “Джунгли”, Драго мог только похлопать стоя. И продолжать учить законы. Чтобы знать как их обойти.
В период своей студенческой молодости и обучения в Юридической школе при Йельском университете он очень дружил с теми, кто учился на журналистов. Потом ему это сыграло на руку. Он часто освещал жизнь подсудимых в газетах, делая из них прямо таки трагических жертв продажной и прогнившей власти.
А потом началась Первая Мировая Война и мафиози опять оживились, ведь их “родичам” с Италии потребовалась контрабанда оружия, да и прочая поддержка. Вон, даже Леон, переобщавшись с Хэмингуэем и прочей богемой, рванул в 1917 на итальянский фронт. Диего казалось, что ему достаётся от отца просто за компанию, или вместо брата-художника. Потому что они постоянно кутили вместе, или может потому что до младшего дотянуться проще… В общем, этот год он припоминает Леону до сих пор. Нет ничего несноснее разъярённого отца.
В криминальном мире опять начались конфликты, резня, хоть Фаусто и не сильно лез в торговлю оружием, он хотел таки получить надёжный контакт на своей родине. И вот тут то молодой Диего вступает в дела в серьёз. В основном он был при дяде Марке, ставшим консильери их семьи. Диего вообще предпочитал “не отсвечивать” на выездах, разумно полагая, что тогда защищать своих в суде ему будет тяжело, если на фотографиях газет он сам засветится, как гангстер. Но несколько перестрелок, несколько карательных операций нарушителям омерты он, таки, застал.
Это, знаете, будоражило кровь. Склонный к азартности и авантюризму молодой человек не мог этого бояться, может он был слишком уверен, в конце концов счастливчика ни разу не тронули пули. Но посвящать жизнь разборкам молодой человек действительно бы не хотел. Зачем, ведь был зал суда и перспектива шикарной карьере адвоката. Ах, зал суда, какое там начиналось шоу…
Начало карьеры у него было банальное - секретарь при успешном адвокате, который был “немного должен” отцу после очередного крупного проигрыша в их игорном доме. Несмотря на странную завязку отношений Диего и Френк Скотт, как звали адвоката, прекрасно сработались, возможно в силу непринужденного характера Драго. Через два года Френк начал давать клиентов полегче своему приемнику, и Диего вкусил этот нектар “облапошивания” целых трёх рядов скамей присяжных-пуритан просто красивым словом. Он очень быстро понял, как это работает. Конечно, клиенты не всегда были полными скотами. Наверное, в тридцати процентах случаев, он отстаивал действительно невиновных или виновных лишь в своей нужде людей. Но это было для него даже скучновато. Не было эдакого вызова своим силам, что ли. Конечно, молодой специалист и проигрывал дела, куда ж без этого? Однако, как оптимист, он о неприятном забывал, вынеся урок. Часто помогал “друзьям семьи”, или людям из семьи. И тем и другим “бесплатно”, насколько это принято в мафии.
За свою адвокатскую практику умудрился нажить множество врагов. Первым в списке является окружной прокурор Маклэй Хойн, чьих “клиентов” Диего нередко оправдывал перед судом присяжных. Но Хойн, который как и его предшественник Вэйман, был врагом мафии, как таковой. Республиканцы, что с них взять?
Следующим “кровную вражду” объявил Драго брат одного истца, которого лихо избили, оставив калекой, парни отца. Нечего было уходить не заплатив девочкам. Но Генри Харта это, конечно, не волновало и, будто одержимый, он уже лет пять преследует Диего, только чудом не попадаясь людям отца. Нет, конечно братская любовь, это прекрасно, но почему бы не преследовать тех, кто бил? Как бы то ни было, он уже несколько раз прилично потрепал нервы Диего, чуть не застрелив.
Третьей “большой неприятностью” он называет Лизи Адьего. Малышка не имела отношения к мафии, просто застрелила своего любовника. Девушка оказалась очень благодарна. Слишком благодарна. Потом слишком расстроена, что ей отказали в благодарности. Потом Диего понял, что лучше было проиграть то дело. Обиженная женщина за спиной, которая не стесняется опустошить в тебя барабан - сомнительная радость.
Два года назад Диего открыл уже частную адвокатскую контору. Его занятие находило большое одобрение со стороны семьи, не то что братская “мазня” (не подумайте, сам Диего ничего против искусства и его плодов ничего не имеет). Но к принятию Сухого Закона им обоим нашлось дело. Приближался момент, когда Большой Джим Колоссимо, наиболее влиятельный преступный авторитет станет либо Самым влиятельным, подмяв под себя других, либо уступит место. Кому? Фаусто, человек амбициозный и властолюбивый хочет использовать этот период себе на пользу, но пока “стелит соломку” и отправляет сыновей в Нью-Йорк под предлогом выставки Леона, к которой ещё готовиться надо!
По факту им следовало разведать как обстоят дела в сердце США, есть ли там с кем заключить союз? Кого потеснить? Что планируется по бутлегерству со стороны Лаки Лучано и прочих?
Братья, давно ставшие друг для друга лучшими друзьями, приняли задание с энтузиазмом.

пробный пост

Когда-то давно детское воображение Джона с маминым голосом впитывало образы чудесной сказки Гофмана - Щелкунчик и Мышиный король. Он всё представлял кроткую Мари похожей на троюродную сестру - Лили Флеминг, а в виде племянника Дроссельмейера, конечно же, себя. Тем более, что тогда Джон был костляв и угловат, как и полагается деревянной игрушке. И где-то там и тогда у него родился образ самого мышиного короля - скрюченного, носатого, с маленькими глазками.
Сейчас дрожащий нервной пляской язычок свечи играл на лице его же, постаревшего. Мышиный король во всей красе, с колкими и неприятными глазками, неприветливый, скрюченный, но в окружении кучи сокровищ, как отражение жадности. Или нет. Или может он на самом деле одинокий и несчастный человек, пытающийся скрасить затворничество среди вещей со своей историей... Но нутро Джона и его эмпатия говорили об обратном. Чёрт, так и подмывало сказать, что он "перестал быть жалким Щелкунчиком", и взять в руки меч! Настолько яркие образы на него накатила эта странная атмосфера полутёмной и тесной лавки, столь похожей на мышиную нору.
Флеминг украдкой провёл по глазам, ему не стоило углубляться в себя, а то эмпатия помешает думать трезво.
- Доброго вечера, господин Шилдс, сэр? Я наверное поздно, но дело важное. Я, видите ли, ищу одну примечательную вещь, которую мой друг продал от состояния нищеты и отчаяния. Скоро у него праздник и я хотел бы в качестве подарка вернуть эту вещь. Но, дабы не портить сюрприз, я не смог узнать у него, куда он продал старую вещицу и теперь как слепой мышонок оббегаю все антикварные лавки Лондона, - Джон улыбнулся виновато и приятно. Он надеялся, что приятно. А в голове, как назло, всё плясали строчки "Щелкунчика". Говорят где-то в России несколько лет назад поставили по нему балет... Говорят даже удачно. Уж больно этот антиквар и его лавка вписывались в образ. - Если она у вас, я бы хотел её выкупить. Вот, сэр, это выглядит так, - и он достал листочек, на котором ещё днём набросал вид скарабея. - У него брюшко в виде изумруда. Это примечательная вещь, сэр.

Связь с вами: у администрации, в ЛС по просьбе

Отредактировано Diego Drago (2017-05-25 17:21:45)

+4

2

Добро пожаловать в "Америку 1920. Время сухого закона"!
Для того чтобы полноценно войти в игру необходимо посетить ряд тем:

1. Зарегистрировать внешность в базу данных: Занятые внешности
2. Указать род деятельности: Список персонажей
3. Заполнить профиль: Оформление личного звания
Организация:
1. Поиск партнера для игры
2. Выяснение отношений
3. Закрытый/Открытый эпизод
4. Подарки
По всем вопросам:
1. Вопросы и предложения
Не забудьте предупредить нас если будете отсутствовать продолжительное время:
1. Отсутствие и уход
ВТОРЫМ И ТРЕТЬИМ СООБЩЕНИЕМ В ЭТОЙ ТЕМЕ СОЗДАЕМ ХРОНОЛОГИЮ И ОТНОШЕНИЯ

0

3

Прошлое
Особые случаи для "Микки Финна"
Настоящее
Жизнь — самая дешевая вещь на свете
Змеиный клубок

Отредактировано Diego Drago (2017-07-06 10:00:45)

0

4

Grande Familia

Преимущественно для личного пользования. Краткий бриф по членам семьи Драго.

Родители
Фаусто Драго, 62 года - авторитарный и консервативный Дон большой семьи. Достаточно сказать, что любимый брат Леон - точная копия своего отца по характеру. Разве что Фаусто привык нести огромную ответственность за всю "Гранде Фамилия", отчего он одновременно и более серьёзен, и более жесток. Папа' бывает горяч и скор на действия и расправы, но на этот случай рядом с ним всегда есть разумный и хитрый дядя Марк, и прозорливая ласковая матушка Шерил, что умеют склонить главу дома к разумным действиям.
Диего искренне любит своего отца, и, сам того не зная, ходит в любимцах у него. Возможно сказывается то, что Диего больше прочих детей унаследовал черт от матери.

Шерил Драго, 54 года - Мама' - самая хитрая, жизнерадостная и умная женщина, с какой Диего доселе доводилось сталкиваться. Не обладая даже приличным средним образованием, бывшая "девочка" из "Чёрного кота" знаменитого Монмартра умеет зрить в корень проблемы и всегда знает как проблему обойти. Она не обладает альтруизмом, и всё же, Диего может назвать её самым миролюбивым членом семьи, хотя бы потому что женщина относится к людям либо хорошо, либо никак. Покорила папа' своим жизнелюбием и смехом, женственностью и трогательной зависимостью от сильного мужчины (которым вертит как ей вздумается, а он и не знает). Остаётся такой по сей день. Для Диего она главный советчик во всех житейских вопросах.

Братья/Сёстры
Рейнальдо Драго, 43 года - Самый старший из братьев имеет с Диего огромную разницу в возрасте, от того их отношения мало походили на братские. Рейнальдо был внебрачным "случайным" ребёнком Фаусто, которого тот, тем не менее, взял на воспитание. Это серьёзный, решительный и немного резкий мужчина, что с головой погружён в "дела семьи". К несчастью самого Рейнальдо, в связи с переездами он не смог получить достойного образования, потому заботы мафии для него и являются основными. Правая рука отца. Уже давно имеет свою семью и взрослых детей.
Диего уважает своего самого старшего брата, пусть и не будет делиться с ним личными проблемами, но Рейн для него образец некой самоотверженности и ответственности.

Летиция Драго, 38 лет, - Солнышко-Лети - старшая сестра Леона, первая "законная" дочь Фаусто и его первой жены. Лети - крайне любознательная, авантюрная, лёгкая и непоседливая женщина. Кажется, она так и замерла где-то в подростковом возрасте, где всегда легко поддавалась чужому влиянию и чужим идеям. Она даже пару раз сбегала из дома, не из-за ссор, нет, просто следовала за каким-то новым знакомым и подрывалась то в пригород Парижа, то из Чикаго в Флориду. Конечно же её находили и строго наказывали, но долго злиться на пусть и легкомысленную, но добрую девушку не получалось. Сейчас она так и колесит по всей Америке, следит за модой, меняет любовников и даже не думает выходить замуж, чем вызывает просто бурю негодования со стороны отца семейства. Успокоить побитое мужское эго может только Шерил.
Летиция - слишком неунывающая женщина, с вечно молодой душой, чтобы Диего на неё злился. Но, тем не менее, она чаще всего приходит к нему с несчастными глазами, так как влезла в долги или неприятности.

Леон Драго, 34 года - такое редко бывает, но всё же случается, когда брат одновременно становится лучшим другом. Братья - не разлей вода с самого детства. Диего очень ценит искренность, экспрессивность и живой нрав Леона. Они умеют вместе отдыхать и вместе работать. Иногда матушка шутит, что это единственная причина, почему оба никак не могут обзавестись нормальными жёнами. Но как бы то ни было, Диего убьёт и умрёт... ладно, постарается чтобы никто не умер.

Кармен Кавалли (Драго), 29 лет - младшая сестра Диего - ещё одна наследница отцовской породы. Кармен - волевая, резкая, экспрессивная женщина. Как и всех девочек семейства, Фаусто имел неосторожность избаловать дочь, и та привыкла не знать отказа. Кармен любит быть в центре внимания, светской львицей и роковой красавицей. Она имеет несколько скандальный характер, что, как по наивности предполагал папа' исправится браком. Пять лет назад Кармен удалось выдать замуж на Альфонсо Кавалли, друга семьи, но Диего чувствует в этом очередное дело по разводу.
Во всём остальном у брата и сестры хорошие отношения. Но поскольку Диего, в основном, ходит с Леоном, то очень часто оказывается между кошкой и собакой, которые умеют общаться только на повышенных тонах.

Валерио Драго, 25 лет - Валерио рос в Америке, он совсем не помнит ни Парижа, ни, конечно же, Италии. Мимо него прошли и самые грязные и тяжёлые годы. Валерио о делах семьи знает очень примерно и поверхностно и, признаться, не горит желание вникать. Он - "хороший мальчик", что отучился (и вполне себе неплохо) на неорганическую химию и устроился на крупное предприятие, где зарабатывает так честно, что Диего даже немного скучно. Он не ботаник, у брата прекрасное чувство юмора, но его ирония не доходит почти не до кого, кто далёк от химии. Что не мешает Валерио смеяться. Как истинный Драго - имеет сильную волю и ослиное упрямство, но при том он самый спокойный из всех 6-х детей Фаусто.
Диего может точно сказать, что брат, если потребуется, справиться со всем сам, ведь он ярко выраженный индивидуалист, прямо таки идеал американской мысли, что несколько отделяет его от темпераментного семейства. Но пока есть Шерил, она как универсальный клей притягивает всех к себе. Мама' и дядя Марк всегда находили общий язык с младшим.

Дяди/тёти
Марк (Марко) Драго, 58 лет - главный советник всей "семьи". Консильери и по духу и по разуму. Марко - хитрый, "скользкий", невозмутимый и просчётливый, как швейцарские часы, дипломат. Он тот интеллигентный тихий омут, вода в котором цвета чернил. По непроницаемо-вежливому лицу мужчины никогда не понять его истинного отношения к людям и ситуации.
Объект восхищения и пример для подражания лично для самого Диего. Марк ненавязчиво готовит Диего на своё место, видя в нём самого перспективного консильери.
Селия Драго (Бьянчи), 48 лет, - жена дяди Марко, миниатюрная, великосветская женщина, добрая и мягкая. Имеет итальянское происхождение, но её семья обосновалась в Америке задолго до её рождения и сразу приехала с приличным капиталом. Отец Селии владеет половиной пакета акций автомобильного концерна, отчего среди "Аспидов" бытует мнения, что брак был по расчёту. Но Диего видел то, чего не развидеть - теплоту, учтивость и даже некоторую трепетность (!) со стороны Марко к жене.
Тётя Селия - художница, пусть и занимается искусством сугубо для себя. Именно она отметила большой талант Леона когда тот был ещё 8-ми летним ребёнком и помогла его развить. Это такой человек, при котором даже ругнуться кажется неким кощунством.

Мария Харт, 56 лет, - тётя Мария, perfecto italiano donna! Или, говоря проще, она практически эталонная итальянская жена: семейная, добрая, скромная ровно настолько, насколько должна быть скромной не скучная женщина, и эмоциональная ровно настолько, насколько должна быть итальянка. Не удивительно, что дед надеялся найти ей самую выгодную партию и злился на её побег. Но сам Диего всего этого не застал. В Чикаго их встретила приятная, чуть суетливая и порой ударявшаяся в слёзы счастья или ностальгии женщина, которая очень вкусно кормила и крепко обнимала.
Сейчас Диего относится к Марии, как и подобает к уважаемой женщине семьи Драго - с ласковым покровительством. Правда, не рискует оставаться гостить у тёти надолго. Не то, чтобы он следил за фигурой, но умереть от переедания...

Карл (Карло) Драго, 52 года, - дядя Карло, это "какой-то недодраго", как иногда тет-а-тет выражается папа'. В свои 52 Карло никак не может найти своё место ни в семье, ни в жизни. Он дважды был женат, дважды развёлся, у него не было официальных детей, зато невероятное количество внебрачных, которых он всегда отказывался признавать. Он мечется, будто палый лист, между занятиями, своими чувствами, и очень не любит брать ответственность. Сейчас дядя поддался модным течениям и навступал в десяток клубов, из которых действительно полезным Диего может назвать только Лигу Любителей Гольфа. И то, только потому что там можно завести связи. Карл пытается быть друзьям всем, но ему не хватает характера. И ещё Диего подозревает, что он достаточно давно подсел на морфиаты. Что-то подсказывает ему, что дядя ещё ни раз доставит семье хлопот.
Диего старается быть уважительным к младшему брату отца, но чаще всего дядя Карл вызывает у него недоумение и даже раздражение. Возможно ему лучше было родиться женщиной?...

Константин Вельо, 47 лет - младший брат мама' и основная причина, почему Шерил в своё время пошла в кабаре. Когда девушке было 12 она лишилась почти всей семьи из-за очередной эпидемии гриппа. Остались только она и совсем ещё маленький, 5-ти летний Константин. Попрошайничество и мелкое воровство их не спасало, и вот с 16 она и устроилась развлекать мужчин с деньгами. Константин же всегда был задиристым, бурным холериком. Он не вылазил из драк. Удивительно, но на этой странной ноте они и сошлись с Рейнальдо, также тесно, как Диего сошёлся с Леоном. Если Рейн - правая рука Фаусто, то Константин - побратим Рейна.
Диего всегда ладил с братом матери, с тем можно было творить любую херню Вместе!

Кузены/кузины
Елена Драго, 23 года, - леди. Дочь дяди Марко и тёти Селии, изящная и прекрасно воспитанная интеллигентная девушка, совсем недавно бывшая для Диего девочкой. Елена живёт в "тепличке" идеальных условий, привыкшая к опеке мужчин и о слове "работа" знающая только от других. Наверняка скоро Елена станет залогом объединения семей или ещё каким-то "залогом" брачного договора, но пока она позволяет себе жить беспечно от приёма к приёму, от выставки к выставке.

Коррадо Драго, 21 год, - сын дяди Марко. Его отражение по характеру. Пока учится на политолога.

Томас Харт, 36 лет, - дражайший кузен пошёл в "линию дяди Марко", как её называют братья. В семье Драго всегда было два ярких характера - вспыльчивые и решительные холерики и спокойные и опасные тихие омуты. И Томас явно пошёл по второй ветке. Отец поговаривал, что это у них от бабушки, или прабабушки, чёрт его помнит. Но факт того, что Томас просчётливый и умный тактик это ничуть не отменяет. Братья - Томас, Леон и Диего - в детстве составили на редкость слаженное трио, в котором роль инициатора и генератора идей падала на Диего (точнее он с идеями падал братьям на голову), планировал эти идеи Томас (чтобы всем не влетело), а исполнял их Леон. В общем, они прекрасно спелись, с самого раннего возраста содранных колен и уличных передряг до нынешнего, когда дела братьев далеки от невинных.
Томас - прекрасный друг, советчик, партёр и брат, Диего ценит его умение учитывать мельчайшие детали и держать планы в строгом соответствии задуманному (самому Драго на это терпения не хватает). Один только нюанс - если эти двое остаются наедине, все их беседы и дела переходят в "бизнес". И только если трио собирается вместе - в отдых.

Оливия Вельо (Лефож), 24 года - старшая внебрачная дочь дяди Константина, взявшая его фамилию. За её рождением, как и за рождением её единокровного брата Филиппа, стоит целая история достойная полки бывалой домохозяйки и любительницы Джейн Остен. Но страстный роман окончился, а девушка осталась.
Оливия - невероятно одарённая творческая личность, можно сказать, она хороша практически в любой сфере творчества, не считая музыки. Она одинаково хорошо рисует, пишет пьесы и стихи, мастерит, шьёт, проектирует и особо хорошо режиссирует. Но... режиссёр не женская профессия. Потому Оливия просто работает над декорациями в Театре Шуберта и мечтает попасть на работу в строящийся Театр Чикаго (Chicago Theatre). Живёт с Константином, и с ним она в куда более тёплых отношениях, чем с матерью.
С этой кузиной у Диего как-то не клеится. Оливия для него существо из совершенно другого мира. Настолько отличного от привычного, что он даже не знает, о чём говорить с девушкой. Неприязни, впрочем, тоже не испытывает.

Филипп (Фил) Вельо, 24 года - единственный законный ребёнок дяди Константина. Как считает Диего - этот его кузен пытается быть святым в спущенных штанах. Филипп обижен на отца, а уж учитывая род деятельности Константина и вовсе старается максимально отгородиться от родства с Драго, что оскорбляет лично Диего. С кузеном они на холодное "вы".

Анжелика Лефож, 20 лет - вторая дочь Константина и его "длительной и страстной любви" Марион Лефож. Анжелика видится с отцом, но чаще живёт у матери, потому Диего лишь пару раз видел эту свою кузину.

Бетти Вельо (Келли), 13 лет - пропеллер с бантиком. Эта, уже третья, внебрачная, но признанная дочь Константина сейчас сживёт с ним, и суётся везде, где можно и нельзя. Появилась на свет в результате затянувшейся, но лишённой чувств интрижки. Когда её мать почувствовала финансовую нужду, она сказала Константину о его "очередном" ребёнке и тот согласился помогать им финансово. Но аппетиты женщины росли и в итоге дядя пришёл к выводу, что ребёнка ему проще забрать, чем прокормить севшую на "удачную жилу" бабеньку. Он отсудил Бетти три года назад, и сейчас маленькая негодница живёт с ним. Сам Константин не очень хорош в воспитании детей, потому Бетти, порой, бывает несносной. Но, в целом, это вполне нормальная энергичная девочка.

Племянники
Себастьян Драго, 18 лет - Старший сын Рейнальдо, его наследник. Себастьян очень сильно пошёл в породу своей матери, и порой ведёт себя капризно или вздорно. Диего, конечно же, не воспринимает его как "племянника", ведь ему было 12, когда Себас появился на свет.
Валентино Драго, 15 лет - младший сын Рейна.
Леонардо Драго, 12 лет - старший сын Леона от первого брака.
Чезаре Драго, 2 года - сладший сын Леона от второго брака.
Мелания Кавалли, 3 года - дочь сестры Кармен. 

Отредактировано Diego Drago (2017-07-19 11:43:59)

+2


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Личные дела » Diego Drago, 31 год, адвокат, Нью-Йорк/Чикаго