Америка 1920. Сухой закон

Объявление

01.07.2017 - с двухмесячным нас днем рождения!
02.06.2017 - прими участие в конкурсе!
31.05.2017 - в поисках квестоплета и гейм-мастера!
25.05.2017 - важный опрос, не пропусти!
09.05.2017 - стартовал Квест №1. По всем вопросам и уточнениям обращаться в соответствующую тему или в ЛС к администрации.
01.05.2017 - "Америка 1920. Сухой закон" распахнула свои двери для желающих окунуться в одну из самых привлекательных эпох нашего времени. Успей занять все самые лакомые места и не забудь рассказать о нас друзьям! В игру требуются абсолютно ВСЕ. От обычных сторожей до детективов полиции, мафиози и мирных жителей. По всем вопросам обращаться в гостевую книгу. В скором времени будут написаны заявки на нужных персонажей. Но не стойте на пороге, проходите, регистрируйтесь и общайтесь! Может быть, нам удастся подобрать вам самую уникальную роль из всех! С уважением, администрация форума.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Реальное время » Нет дыма без огня


Нет дыма без огня

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

"Si vis pacem para bellum"
— латинская пословица

http://j-p-g.net/if/2017/05/15/0281540001494862003.jpg
Участники: Vittorio Luciano, Duane Finnegan
Время и место: Часы лениво пробили 12 ночи, и звон их раздался далеко по Манхеттену, оглушаемому, впрочем, звуками постоянно снующих по улицам, словно караваны грузовых и легких машин. Один из заброшенных, казалось бы, федеральных складов, охраняемый лишь тремя с половиной полицейскими, чьи углы были, судя по всему, лично испорчены временем до неподобающего состояния, а охранники были синее собственной униформы.
Погода: Январь не отличался погодным разнообразием. Капельки снега со льдом уступили место пустому небу, на котором, аки бриллиантовые украшения на свету, сверкали голубоватые звезды, рассыпанные манной кашей по черной глади. На улицах было столь слякотно, что казалось, что город Нью-Йорк был построен не голландскими колонистами, а фан-клубом почитателей баклажанной икры.
Описание. Итальянцы всегда были жадны до наживы, как, впрочем, и многие другие народы мира. Особенно в проблематичных условиях. Джо Моранте, криминальный босс, опирающийся на грубую силу, оказывал серьезное давление на Лучано, видя в нём сильнейшего из своих конкурентов и поборников его гегемонии. Сам же Вито, пользуясь началом "сухого закона", решил подняться на нелегальной торговле спиртным. Пользуясь слабой охраной федеральных складов с приготовленным к утилизации алкоголем, он совершил налет, дабы получить большое количество бутылок для последующей продажи. Но чего он не учел, так это того, кто контролирует эту территорию. А зря... "Семьи Кедрового Бульвара" были на редкость зубастой группировкой.

Отредактировано Duane Finnegan (2017-05-16 16:07:52)

+2

2

Вито вытянулся на кровати, скрестив ноги и подложив руки под голову. В открытую дверь спальни он видел кухню и часы на стене над рукомойником. Генри назвал их авантюру «суицидной» и это слово сейчас громыхало в сознании итальянца, медленно отсчитывая секунды до выхода. Каждую минуту длинная стрелка с легким щелчком дергалась вперед на одно деление, а короткая незаметно подползала чуть ближе к двенадцати.
Самоубийцы…

С принятием «Закона», оптовые торговцы алкоголем вынуждены были сдать свои склады под опеку федеральных властей. Несколько таких «золотых» мест находились в портовом районе Манхеттена, под завязку набитые бесценным товаром и пока что охранявшиеся абы как. До поры, до времени. И пока это время не настало, пока была возможность перехватить достаточно легкую добычу, Лучано решил действовать.
- Парни, да там просто Клондайк! – Взволнованно рассказывал Френк Корелли, наведавшись в один из таких складов. – Там товара на миллион! Выбор, как в ресторане – «Хай энд Драй», «Джоники», текила, джин…
Охранник склада, которому коммуникабельный Френки аккуратно «поездил по ушам», а после еще и дал «двадцатку» на карман, изрядно размяк и даже открыл двери, позволив осмотреть содержимое.
- Лучшие сорта английского виски, французский коньяк… Кстати, чуть не забыл: нам понадобится грузовик!
- Грузови-ик?.. – Весело протянул оживившийся Багси. – Звучит неплохо!

По вечерам портовая зона вымирала в буквальном смысле этого слова. Это место считалось не менее опасным, чем Ист-Сайд, особенно в последнее время, когда причалы стали зоной контроля ирландских «Семей Кедрового Бульвара» - людей, славившихся своей жестокостью и нетерпимостью к чужакам.
Еще по малолетству, детворе запрещалось ходить в ирландский квартал, да они бы и сами никогда туда не пошли. Мальчишек-итальянцев, попадавших туда, жестоко избивали, некоторые даже бесследно пропадали и объявлялись только через несколько недель плавающими в Гудзоне. Сейчас многое изменилось. Нет, ирландцы не стали терпимее или добрее, скорее, даже наоборот. Просто вчерашняя шпана выросла, заматерела и научилась гнуть свою линию. Тем более, что дело того стоило.

Накинув плотную темную куртку, Вито хлопнул дверью и побежал вниз по лестнице, по пути натягивая на голову вязаную шапку. Он выскочил на брусчатую мостовую Бауэр-стрит и осмотрелся по сторонам. Почти все окна в жилых домах из красного кирпича были темными в это время суток, прохожих тоже не было, а низко нависшие черные тучи грозили пролиться холодным дождем.
Зябко поежившись, он направился к углу Бродвея, где в лужице света под фонарем стоял черный «Нэш» с лупоглазыми фарами, похожий на блестящего жука. За рулем его уже ждал Фрэнки, покуривая в открытое окно. Генри и Бенни должны были подогнать грузовик, а еще двоих парней надо было подобрать по пути…

+2

3

- «Маслёнки» взял? – спросил Вито когда они тронулись.
- Конечно, - Фрэнк ткнул большим пальцем себе за плечо. Там, на пассажирском сиденье, лежали две большие брезентовые сумки с пистолетами-пулеметами Томпсона внутри. – Четыре штуки там, плюс пара револьверов в нагрузку. Винни уверял, что они пристрелянные, полностью в рабочем состоянии.
- Пусть молит бога, чтобы это было так, - кивнул Лучано. – Сколько у нас магазинов?
- По два на каждого.
- Хорошо… - мужчина глубоко вздохнул и полез в карман за сигаретами. – Здесь направо. Вон они, в конце улицы.
Вито указал пальцем вперед, где на углу на каменных ступеньках крыльца сидели братья Батталья – Тони и Алдо.
Корелли притормозил у тротуара, и тут же тронулся, как только парни запрыгнули на заднее сиденье, кряхтя и перекладывая тяжелые сумки себе на колени. Они были близнецами, и приходилось подолгу всматриваться, чтобы определить, кто из них кто. Алдо носил короткую стрижку, что придавало ему более грубый вид, Тони же всегда старательно и аккуратно зачесывал назад свои волосы. Сейчас на них были напялены одинаковые шапочки, так что проблема распознавания становилась практически неразрешимой.
- Гос-споди-и, - протянул Вито, оглядываясь на заднее сиденье, - я знаю этих обормотов всю свою жизнь, но будь я проклят, если смогу различить вас, когда вы так одеты.
- Я тот, что умнее, - сказал Тони, довольно ухмыляясь.
- Я тот, что красивее, - подхватил Алдо, и оба радостно заржали.

Добравшись до портового района, Корелли погасил фары и заехал в переулок, где уже их ждал грузовик с Ларбо и Багси, зевающими в кабине. Все вышли из машин и, разобрав оружие и обменявшись последними напутствиями, вновь медленно, не включая свет, покатились по направлению к складу. Дальнейшие свои действия они оговаривали заранее.

Ударом ноги Алдо высадил дверь сторожевой будки. С автоматами в руках, Кавана и Корелли ворвались внутрь.
В тесной комнатке тускло горела масляная лампа. Задрав ноги на стол, тучный, жирный полисмен в расстегнутом мундире, сладко посапывал во сне. Багси за шиворот стащил его на пол.
- Аллё, начальник, вот и мы! Где твои дружки?
Еще не до конца пришедший в себя коп тупо молчал и хлопал глазами.
- Ну?! – Багси вдавил ствол ему в шею.
- В… машине… - прохрипел полицейский.
- Сколько их?
- Двое.

Двигатель патрульного Форда, припаркованного у стены склада, работал всю ночь, иначе полисмены бы просто околели. Оба они крыли матом агента федеральной службы, оставившего их здесь, а самого свалившего в теплую квартиру к жене под бочок. Чтобы скоротать ночную смену, офицеры приняли на грудь по бутылочке дармового пойла со склада и благополучно завалились спать под мерное тарахтение движка. Пробуждение оказалось не из приятных.
Лобовое стекло автомобиля с грохотом рассыпалось от сильного удара прикладом.
- Что ж вы, негодяи, спите на посту?! – рявкнул вездесущий Багси.
Их выдернули из теплого салона авто прямо на чавкающую под ногами ледяную жижу. Вскоре крепко связанные горе-охранники присоединились к своему пухлому собрату на грязном полу сторожки.
 
Сбив монтировкой хлипкий засов, банда Лучано открыла склад, и работа закипела полным ходом.
- Быстрее, быстрее!.. – подгонял Ларбо. Патрулей тут можно было не бояться, но кто его знает…
Парни вытаскивали сладко позвякивающие ящики и грузили их в кузов. Когда грузовик был заполнен на две трети, Лучано, тяжело дыша, глянул на часы.
- Все, хватит! Сваливаем!
Они захлопнули борт и разбежались по машинам. Багси – за руль грузовика, Ларбо уселся рядом, сжимая в руках помповый семизарядный дробовик. Остальные уже хлопали дверцами, и вскоре два автомобиля выскочили за ворота в темноту.

+2

4

Ну ты и плут, гаврила.
            Брайан О'Мур, плут лет 20-25 с шаромыжнической наружностью, не был исключением из важнейшего правила для игрока в карты — умей проигрывать. Несмотря на то, что в эту минуту он проигрывал около 10 баксов, настроение его можно было передать фразой: "Ты победил, но ты хорош." "Гаврилой" звали, разумеется, не в честь русского имени. Это был стереотипный образ гангстера, который я, с вашего позволения, русифицировал для пущей лингвистической любви. Ирландская лингвистика ведь и была настолько простой.
           А что делал Дуэйн? "Пыхал опиум, как обычно?" — спросите вы, вглядываясь в предыдущие "благородные истории" благородного жулика. Однако, нет, нет. Никто не сомневался в том, что Финнеган в этот момент был мертвецки трезв и уже давно не передергивал затвор "Люгера" (а не того, что вы подумали, пошляки). Рука его лежала на диване и отчетливо вдавливалась в него словно это была девушка или же виски, который он хотел уберечь. Впрочем, виски все равно был рядом. Под рукой. Бутылка исполинно стояла, иссушенная до половины, с испачканным горлышком. Вдруг, Брайана осенило и он, подав по просьбе Дуэйна ему в руки стакан с виски, с усмешкой спросил.
А как там Улисс? Одиссея... — на этом слове часть парней, в том числе и Дуэйн, посмеялись. О'Мур замешкался, после чего, стукнув кулаком, сказав пару матерных слов и успокоив ребят, продолжил, — Ну, словом, как он? Я по нему уже скучать начал. Правильный мальчик, хороший.
            Ирония ли это была? Разумеется, да. После этой фразы раздался сдавленный смех. Впрочем, никакой обиды со стороны Дуэйна не последовало. Как и со стороны Аарона, сидевшего на том же диване и время от времени подкидывавшего в воздух бутылку. Ты на неё сядь еще. Головы мальчишек, ставших мужами, были сконцентрированы на устах Финнегана-старшего, который, руководствуясь мудростью ирландского виски, начал говорить, причем говорить протяжно и спокойно, в отличии ото многих прочих разов.
Улисс? А что Улисс? Улисс сейчас воюет за нашу Родину. Мы прохлаждаемся. — после этого последовал глоток виски и чуть не выпущенная скупая мужская слеза, — Он? Воюет. За нашу с вами Родину.
Он до куда дошел? Он уже вроде как генералом должен стать, это же Улисс. А, братья? — несмотря на недоверие к законничеству, мальчишки считают его героем и братом. Впрочем, любовь шпаны покупается за пиво. И сейчас Дуэйн как никогда понимал, что только Аарону и Улиссу может доверять. Но это не было апогейной мыслью и он все излагал.
Полковник или коммандер, как я помню. Но человек вышестоящий.
Слушай... а у меня идея появилась. — глаза Аарона блистали как пять копеек. Так он смотрел только во время очередной авантюры. Только не сейчас. Ему помощь нужна, а не авантюры. Дуэйн как никогда понимал брата, который воюет как может. Впрочем, мафия помогала им — они слали ему оружие, алкоголь и прочую лабуду, которая существенно облегчала жизнь его группировке. Ирландцы Нью-Йорка солидарны к предкам и к Родине, даже если живут за океаном.
          Однако, сейчас им будут противостоять вовсе не англичане.
Это Дуэйн понял как только младший член банды, "Малыш" Джозеф Броган с пинка вторгся в двери. С тревожным взглядом он сообщил.
Я видел Корелли, пацаны. У склада. Чем-то меня он насторожил. — 18-ти летний мальчишка запыхался. Не готов, скорее всего, для серьезных дел. Но пора начинать. Это серьезный бизнес с самого его рождения.
Лучано. Это его парень. — Дуэйн встал с места и поставил бутылку на стол. Он так и не сталкивался с новоявленным гангстером нового поколения. Вито Лучиано. Человек слова, красавчик, молодой мужчина в самом расцвете сил. Будь он геем аки Оскар Уайльд, оценил бы его шевелюру, однако больше его интересовала коммерческая сторона вопроса. Сторона деловитости. Он не резал глотки направо и налево, умел сотрудничать и договариваться. Моранте под боком заставлял его действовать
еще более решительно. А это Дуэйн уважал. Фрэнк был там не случайно. Дуэйн был убежден в этом. Поэтому он решил рискнуть.
Нужно проверить, не завелись ли там итальянцы. Аарон, заводи машину. — он кинул ключи из кармана младшему брату, после чего обратился к Финну, который, в отличие от остальных, молча пил виски. Много виски. — Финн, хватит пить, возьми лучше пушки.
Сколько?
Три MP-18, помповое ружье, винтовку... на свой вкус, но без прицела.
Возьму "Спрингфилд".
Ага. — Дуэйн оглянулся на группу и спросил всех громко, — У всех пистолеты с револьверами с собой?
Ты мне оружие не дал, босс. — "Малыш" был тихим. Спокойно промолвив эту фразу, он замолкнул.
Не робей. Вон, возьми дробовик у Финна. Тебе подойдет. Хорошая вещица, но огонь веди только вблизи. Пистолета тоже нет? Бери мой "Люгер" — спокойно проговорил чуть ли не скороговоркой "босс", после чего крикнул Финна и получил от него хромированный M1911.
           Вот, кажется, начинается шумиха. По пути на склад ребята почуяли сразу, кто начал разборку. Разбитое стекло, итальянская громкая речь. Они были молодцами. Ни единого выстрела. Не будь Дуэйн и "Малыш" удачливы, во век бы не узнали.
Хорошая у тебя чуйка, Джозеф. Не подвела.

******


Темно, словно во рту у негра... — Брайан, спешно выходя из машины, был не столь толерантен.
Тихо, не палимся. — Дуэйн не любил, когда болтовня мешает делу. Финн улыбнулся ему в ответ. Они оба не любили. И если у Финна, ветерана войны, эта привычка оправдана, то позер Финнеган несколько удивляет. Возможно, в этом его стиль. Обманывать, лгать, но не ради наживы, а ради удовольствия. В ресторанах он галантен, на переговорах вежлив, в барах напивается в стельку, а на деле жесток как Лливелин. Приспособленчество — вот важное качество этого молодого, но крепкого мужчины.
          Отчасти, "голубки" были отчасти правы. Не видно было ни зги. Ну, почти. Вверху и издали, разумеется, сияли огни, как и во всем нормальном Нью-Йорке, городе красивых улиц и красивых женщин. А вот с "вблизи" не особо повезло. Финн со своей винтовкой почти ничего не видел. Он, к слову, по этому поводу отчитался. Мало кто знает, но О'Хара был единственным профессионалом своего дела, поэтому в засаде он играл роль "меткого стрелка", спрятавшись за мусорными баками, хотя роль "штурмовика", лишь чудом не умершего, не сильно способствовала. Руки его были некрасивы, все исцарапаны и испестрены шрамами.
             Дуэйн сжал в руках МР-18. Он распределил своих ребят так. "Малыш" засел возле машины и был готов прострелить ей капот. Что он и хотел сделать. На полную катушку они не прорвались бы. В крайнем случае ребята с MP-18 пробили бы ему все покрышки. Шон поддерживал издалека, стреляя по стеклам впереди. Остальные же осыпали пулями со всех сторон.
Вы готовы?
Да, капитан! — один из бандитов пошутил и нарвался на одобрение Аарона. Их было пятеро. Аарон Финнеган. Дуэйн Финнеган. "Малыш" Джозеф Броган. "Шарп" Финн О'Хара. Брайан О'Мур. И все пятеро были по-настоящему звездной компанией, что и проявилось в начале засады. Когда цель достигла нужного места, Дуэйн вскликнул.
Огонь!
          Раздался огонь из всех ружей. Автомобиль был обстрелян максимально удачно, насколько мог быть обстрелян. Впрочем, на жертв товарищ Финнеган не надеялся. Только Финн и сам Дуэйн в этой компании умели хорошо стрелять. А "Малыш"... как бы первым не завалили.
Пошумим, блин! — крикнул на всю прибрежную зону с улыбкой Финнеган-младший и остальные с улыбкой отреагировали ответным ором. Было весело... до первого трупа.

[dice=7744-16]

+2

5

- Тони, ты видел морды тех копов, когда мы их из машины вытаскивали?! А-а-а, ха-хаа!!! – Алдо, радостно гогоча и скалясь во все тридцать два, пихал брата в бок на заднем сиденье автомобиля.
- Да-аа! – подхватил брательник, стянув с головы шапочку и взъерошив волосы. – Они даже сказать ничего толком не могли, только хрюкали, как поросятки! Хы-хыы!.. Хрю! Хрю!
Френк тоже довольно ухмылялся и крепко держал руль – на неровной грунтовой дороге легкий «Нэш» прыгал, как молоденький козлик. Впереди, метрах в пятнадцати, маячили задние фонари их грузовика, тяжело нагруженного бесценным грузом.
Они успели отъехать совсем недалеко от портовых складов. До Ок-Поинт-авеню, где начинался жилой массив города, было еще метров четыреста промзоны, свет от фонарей выхватывал из темноты только разномастные ветхие строения по обеим сторонам от дороги, какие-то ангары и каменные гаражи.

Вито не спускал напряженного взгляда с виляющих впереди двух красных огней грузовика, старательно огибающих бесчисленные лужи и рытвины, как вдруг его фары осветили какой-то автомобиль, стоящий поперек улицы. Тьму впереди прорезали вспышки выстрелов. Треск автоматных очередей хлестнул по ушам, в ту же секунду грузовик вильнул в сторону, резко затормозил и, проехав по инерции еще несколько метров, ткнулся бампером в невысокое бетонное ограждение слева от дороги.
- А-а-аа, che cazzo, засада!.. – заорал Лучано, выхватывая Кольт из-подмышки и упираясь второй рукой в приборную панель.
Корелли вдарил по тормозам, и машина, заелозив покрышками по грязной жиже, тоже вскоре замерла у правой обочины. Двери ее распахнулись, и гангстеры, как горох, высыпались наружу, сжимая оружие.

Впрочем братья Батталья оказались еще быстрее. Они среагировали так быстро, что, наверное, даже сами еще не успели это осознать. Ничего удивительного – парни недавно вернулись с Великой войны, где служили вместе в одном гренадерском полку, умудрившись не получить ни одного ранения. Удача? Может быть. Но скорее – хорошо развитое чувство самосохранения, плюс отличная подготовка. Не зря же сержант Гонсалез, крыса усатая, сутки напролет вбивал в крепкие, но тупые бошки своих зеленых новобранцев простые армейские истины. Хочешь жить? Не думай – действуй! Вбивал своим пудовым кулачищем, а в особо тяжелых случаях – подкованной подошвой армейского ботинка.
И сейчас натренированное тело среагировало быстрее расслабленного мышления. Они выпрыгнули из машины по обе ее стороны, еще на ходу, когда их взгляд только-только зафиксировал первые всполохи. Слишком хорошо эти люди знали, что это означает, и что за этим последует. Когда первые пули клевали металл, выносили стекла и в щепки дробили кузов грузовика, а Френк давил на педаль тормоза, Алдо и Тони уже действовали, четко и абсолютно синхронно.
Кувырок, упор лежа – две короткие очереди в сторону предполагаемого противника. Двойной перекат – еще две очереди – снова перекат…

Как только грузовик ткнулся в преграду, Бенни и Генри, находившиеся в нем, вывалились на землю через водительскую дверь. Двигатель чихнул пару раз и благополучно заглох. Из-под капота валил белый пар, шипел, словно рассерженная гадюка. Радиатор, скорее всего, приказал долго жить.
Хорошо было то, что они остановились перпендикулярно дороге, так что спрятавшись за колесами грузовика, можно было чувствовать себя относительно безопасно. Резко выглянув под днищем машины, Кавана дал несколько очередей, а заодно прикинул ситуацию. Фары их тачки были разбиты почти мгновенно, но свет от фар «Нэша», в котором ехали остальные, довольно неплохо освещал то, что находилось впереди.
Машина, стоявшая у них на пути поперек дороги, чуть правее от ее центра, должна была сыграть роль непреодолимого шлагбаума. Проскочить было бы можно, снести тараном, или пробиться сквозь вон те железные мусорные баки по левой стороне, но теперь уже увы, прочно встали. За тачкой, как за укрытием, он насчитал не менее трех человек, плюс еще один мелькнул за баками. Багси полоснул туда очередью и указал направление Генри.
- Баки, слева долби!
Тот кивнул и в свою очередь бабахнул туда пару раз из дробовика.
Вито и Френк, спрятавшись за своей машиной, тоже не отставали, стреляли на отблески, почти не целясь. Да и света от фар явно не хватало для прицельной стрельбы на таком расстоянии – от них до нападающих было метров пятнадцать-двадцать, никак не меньше.
А так все хорошо начиналось…
Привалившись спиной к заднему колесу грузовика, Багси видел, что все парни среагировали отлично. Похоже, ситуация была не так уж и неплоха, можно было и отбиться. Вдруг он почувствовал на своем лице капли холодной жидкости откуда-то сверху, потом еще сильнее. Кавана облизнул губы, выпустил в темное небо изощренное непереводимое ругательство и вновь начал палить из «Томми», что-то выкрикивая в адрес засевших впереди людей. Жидкость на его лице на вкус была похожа на великолепный шотландский виски высочайшего качества…
[dice=7744-16]

+1

6

Я попал, пацаны! — Джозеф начинал погружаться в трэш, угар и содомию. Финнеган надолго запомнил взгляд рекрута. Веселье, превращающееся в блудский цирк. Глаза его выражали странное... счастье. Такое, когда ты в первый раз в жизни попробовал человечину. Та же мысль появилась в голове у Дуэйна. А я когда-то был таким.
Спрашивал у мамы, какова на вкус человечина. Она испугалась. Но вечером рассказала, что на вкус как свинина. Пять лет назад оказалось, что был похоже на кабанятину. Не спрашивайте, откуда я об этом знаю.
Однако, погружаться в жажду удовольствия от убийств... сомнительное удовольствие. — Хавай пулю, фраер! — Малыш выстрелил еще раз. На этот раз снаряд не попал никуда. Дуракам везет, но как правило, лишь однажды.
         Руки Малыша были в крови. Ответная пуля от неизвестного автоматчика попала ему в руку. Как только он это сделал, раздался протяжный крик.
Жуки ползучие!
          Но не только Малыш наслаждался ангстом от несколько неудачно проведенной засады. Да, транспорта были остановлены, однако лишь Бог знает, кто еще победил. Итальянцы оказались вооружены не менее хорошо. Вскоре, Финн сказал позади.
Черт, подавляющий огонь. Буду поддерживать чуть меньше.
          Однако, ситуацию нельзя было назвать безнадежной. Руки молодого мужчины, убийцы снов и экстремиста по жизни заиграли новыми красками.
Téigh go dtí im ar an taobh deas — крикнул Дуэйн Аарону, что означало приблизительно: "Справа к нему заходи". Его приказу последовал и О'Мур, что пытался с успехом вести подавляющий огонь в ответ.
           В результате выстрелов, автомобиль и грузовик, заелозив по разным сторонам дороги, выехали на обочину, а оттуда словно гоблины из нор выбежали "мафиози", у каждого из которых в руке был здоровенный "Томпсон" с барабанным магазином. Рукоятки плотно сидели в руках. Особое внимание привлекло два мужчины. Они выбыли из машины раньше, чем успели сообразить, что и кто на них напал, и, сжав "масленки", перекатами двигались в разные стороны, ведя подавляющий огонь на поражение.
            Вскоре, над Дуэйном просвистела одна из пуль. Она коснулась его уха, чуть было не прострелив его. Свист был чем-то сверхъестественным. Словно жизнь пролетает перед твоими глазами. Словно попал на аэродром и оказался перед взлетающим истребителем. Словно... словно... ой, к черту это словно. Сравнения иногда на редкость нагромождают речь. Однако, то, что произошло с Финнеганом, можно назвать чудом. Может, он нужен Богу и он спас его жизнь? Бог говорил, что ему нужен каждый, но правда ли это?
          Несмотря на ярую приверженность католичеству, Дуэйна трудно назвать истинно верующим человеком. Он был скорее фанатиком. Одним из тех, кто когда-то пополнял ряды крестоносцев. Он был готов умереть за веру, не зная веры. Он считал её национальной идеей, а Бога — чем-то вроде Владимира Ленина, кого в России, по мнению Финнегана, вроде как поставили на схожий пьедестал
И он все задумывался. "А может ли человек сам определять свою судьбу?" Однако, это было вопросом салонных обсуждениц. Сейчас он готовился к тотальной войне за то, чтобы сберечь алкоголь и разгромить итальянских засранцев, вторгувшихся в его владения.
           Но вот, представление начинает быть интерактивным. Вылетевшие из машины итальянцы пытаются выйти из засады и начать прорывать засаду. Они пытались, действуя по примеру полководцев прошлого, понять действия врага и прорвать оборону. Однако, нет. Это были не времена кондотьеров. А времена кровожадных войн двух народов-нищебродов, которые все пытались подняться на хорошем импортном алкоголе.
Ну что, Фрэнк. — Дуэйн решил, наконец, раскрыть причину того, что итальянцев перехватили так быстро. — Не ждал, что вас заметят? А этот твой босс с хорошей челочкой? Знаешь, что делают в тюрячке? — вопрос был наводящим. Ответ на него вы все прекрасно знаете.

[dice=5808-16]

+2

7

Приключившееся сейчас на дороге было бы похоже на игру в «войнушки» между двумя бандами уличных босяков, сжимающих в руках деревянные автоматы и перекрикивающихся взаимными оскорблениями, - так думал Лучано, старательно целясь и стреляя по шевелящимся впереди людям.
Было бы, пожалуй, если б не холодная жесткая реальность всего происходящего. Если бы не свистели так явственно пули. Если бы не долбили они сейчас так настойчиво кузов автомобиля, за которым прятались он и Френки, если бы не рассыпалось дождем осколков очередное стекло после удачного попадания с той стороны. И всё равно, казалось, что это просто чей-то неудачный розыгрыш, уже сейчас неконтролируемый своими режиссерами и внезапно перешедший черту, отделяющую его от обычной безобидности. Слишком уж не сочетались у него в голове сам факт этой засады с теми выкриками, что доносились оттуда.
- Жуки ползучие!..
Точно, пацаны какие-то…
Впрочем, пацаны или нет, но настроены они были явно решительно. И, скорее всего, по их мнению, имели на это полное право – из-за баков слышалась чисто ирландская речь и ни с чем не сравнимый ирландский акцент. Пацаны были на своей земле, насколько это можно сказать об «оккупированной» территории. И решительности им было не занимать.

Причин нападения могло быть несколько. В первую очередь – показать чужакам, кто здесь главный. Ни один уважающий себя итальянский мафиози, курировавший тот или иной район, никогда бы не позволил «залетным» группировкам проворачивать у себя какие-либо дела, без своего на то согласия. И ирландцы от них в этом мало отличались. Таковы правила их мира, и кто идет против этих правил, тот либо без мозгов в голове, либо достаточно уверен в своих силах. В случае с Лучано, верно было именно последнее, при этом эта первая возможная причина претензий ирландцев была ему наиболее понятна.
Во-вторых, ирландцы могли и сами точить зуб на халявное бухло с федерального склада. Здесь тоже все было бы ясно, как божий день. Или итальянцы их попросту опередили, или же наивные ирландские парни посчитали бригаду Лучано менее опасными противниками, чем пьяные в хлам «синие», валяющиеся сейчас связанными на полу своей сторожки. Впрочем, считать «наивными» людей, стреляющих в тебя из автоматов с нескольких стволов, было бы как минимум глупо. Как бы при этом глупо ни выглядели сии атакующие.

А ситуация тем временем несколько изменялась, пока что незаметно для людей, организовавших засаду. Один из братьев Батталья, непонятно в такой темноте, кто именно из них, уже добрался до грузовика на подмогу Генри и Багси, отстреливающимся из-за колес. Очередь его «Томми» прорезала тьму под днищем, выбивая снопы искр из мусорных баков.
За несколько секунд до этого, один из ирландцев выкрикнул имя Френки. Корелли и Лучано переглянулись, Френк непонимающе пожал плечами, дескать, «Да хрен знает, что за тип!», и выразительно покрутил пальцем у виска. В этот момент Батталья-второй, перемахнув через невысокий каменный поребрик с правой стороны от дороги, под его прикрытием успел проползти почти вплотную к легковой машине, стоявшей поперек их движения. Он выставил ствол и дал длинную очередь практически в упор.

На секунду все стихло с обеих сторон, повисла относительная тишина. Возможно, пришло время что-то менять в этой бессмысленной перестрелке. Витторио поднялся во весь рост.
- Эй, там, впереди! – крикнул он. – Чего ты там вякал про челочку и про тюрьму? Выйди, поговорим, как мужчины! С автоматом-то в руках все смелые!
  [dice=3872-16]

+2

8

Малыыыыыш Джооооннни! — вдруг неожиданно даже для самого Финнегана Малыш, руководствуясь неведомыми понятиями, побежал вперед. Причем побежал быстро. Прямо на машину. Прямо в этот момент. Неудивительно, что О'Тул в этот момент сильно удивился. На глазах Финнегана, держащего в руках МР-18 и еле отстреливающегося от набегающих итальянцев, "Малыш" еле останавливается встрепенувшимся Брайаном. Должен сказать, это и спасло О'Тула от очереди некого итальянского мафиози, который, с Томпсоном в руках произвел очередь. Пули попали в фонарный столб.
            Дуэйном овладела тревога. Оба стояли в беззащитном состоянии, а перед ними находился мафиози в полной боеготовности. К счастью, они успели оказаться за укрытием вовремя перекатившись назад. Финн же ответил на действия мафии выстрелом, выглянув из-за укрытия и пронзительным голосом крикнув.
Кушай лимончик, падла!
            Под продолжающееся ведение огня Финнеган, поддерживая время от времени прикрытие Финна и остальных, свистнул Брайана.
А?
Как ты?
Что? — выстрелы практически оглушали. Даже выкрики порой были еле слышны.
Как вы оба?
Да нормально. Этот идиот мне жизнь спас, по ходу. Нафиг ты туда полез, Джонни?
Я не знаю. Мне подсказал внутренний голос. — тот отвечал испуганно, но с удивлением от того, что сам сделал.
             Даже асоциальные элементы иногда удостаиваются присутствия Бога. Даже самым большим отбросам он все равно помогает, давая силы и жизнь. В этом милосердие Божие было отнюдь не понятно Дуэйну, который, обладая отнюдь не благородным поведением, казнил каждого предателя и неверного. В этом они были мастера.
Действительно ли Бог помогает каждому?
          Этот вопрос долго мучал Финнегана. Он даже сейчас проявил свою важность. Ведь спасение жизни О'Тула было каким-то новоявленным чудом, а Малыша можно было бы провозгласить святым, если оные, конечно, могли убивать и торговать наркотиками. Хотя вряд ли. Скорее, они оба просто везучи.
В таком случае, слушайся его чаще.
Ничего... — Брайан потрепал Малыша по плечу — Небось скоро будем в шелковых носках ходить, с твоей-то удачей.

Вскоре, бойня стихла. Не было слышно выстрелов. Все бойцы, итальянцы ли или ирландцы встали друг на против друга, забаррикадировавшись с оружием. Вдруг раздается крик со стороны итальянцев. Видимо, это и был Лучано, поднявшийся во весь рост.
Эй, там, впереди! — крикнул он. — Чего ты там вякал про челочку и про тюрьму? Выйди, поговорим, как мужчины! С автоматом-то в руках все смелые!
Ну, давай. Пойдем. — Финнеган насмешливо улыбнулся и встал из-за укрытия, тихо сказав своим. — Má tá tú iarracht chun iad a shoot, a mharú iad go léir. Grab dóibh roimh ré ag gunpoint. — это был ирландский, переводимый как-то вроде: "Если попытаются пристрелить, убейте всех. Возьмите их заранее на мушку. "

Ты чего рамсы попутал, Лучано? Был тут нормальный порядок, так ты пришел, вместе со своим Фрэнки. — после чего цинично повернулся к Корелли, — Что уставился? Меньше палиться надо возле склада. Тебя один из наших спалил. — после Финнеган вновь обратил взор на итальянцев, — Не по понятиям себя ведете, господа. Как решать будем? Видите Финна? — Дуэйн показал пальцем аккурат в стоящего за мусорными баками магистра винтовки, — Этот канадец жаждет отомстить тебе за бреющую над бородой пулю.

[dice=7744-16]

+1


Вы здесь » Америка 1920. Сухой закон » Реальное время » Нет дыма без огня